Печать

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила без изменения приговор Брянского областного суда, а жалобы осужденных на необоснованную квалификацию их действий по сбыту наркотических средств в составе организованной группы, недоказанности отдельных фактов сбыта и недопустимости доказательств – без удовлетворения, за исключением части эпизодов в отношении одного из осужденных, не являющегося участником данной группы.

Приговором суда Л.О. признана виновной в совершении 63 покушений на незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере, организованной группой; 3 покушений на незаконный сбыт наркотических средств, организованной группой; в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, организованной группой; в незаконном сбыте наркотических средств в особо крупном размере, организованной группой; в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, организованной группой; вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступлений иным способом, совершенное родителем, достигшим восемнадцатилетнего возраста, связанного с вовлечением несовершеннолетнего в совершение особо тяжких преступлений;

С.М. - 6 покушений на незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере, организованной группой; в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный организованной группой; в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств, в особо крупном размере, организованной группой;

Б.Г. – 3 покушений на незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере; в покушении на незаконный сбыт наркотических средств;

Г.А. - в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере, организованной группой; в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере;

Г.Л. – в совершении 7 покушений на незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере, организованной группой;

С.В. - 3 покушений на незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере, организованной группой;

Т.А. - 4 покушений на незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере, организованной группой;

Л.В. - в пособничестве в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, в крупном размере, совершенный организованной группой.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия сочла вывод суда о виновности осужденных в совершении преступлений основанным на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, приведенных в приговоре.

Доводы осужденной Л.О. о том, что организатором преступной группы она не являлась и не руководила, а также доводы о том, что остальные осужденные не являлись членами организованной группы, и доказательств этого в деле нет, опровергаются исследованными доказательствами, из которых следует, что Л.О. и Л.А. (осужден приговором от 16.08.2012) в сентябре 2010 года создали организованную преступную группу для сбыта героина на территории <...> района и города <...> руководили группой и сами непосредственно принимали участие в совершении преступлений.

Для сбыта наркотических средств супруги в сентябре 2010 года привлекли в организованную группу своих родственников: С.М., Г. Л., Г.А., С.В., Т.А., которые выполняли функции, направленные на непосредственный сбыт наркотиков, а в случае своего отсутствия, супруги Л. прибегали к помощи дочери Л.В., передававшей по их просьбе героин покупателям по месту жительства семьи Л. в кв. <...> д. <...> по ул. <...> п. <...>.

Суд правильно указал, что созданная и руководимая Л.О. и Л.А. организованная группа характеризовалась устойчивостью и сплоченностью участников преступной группы (действовала в неизменном составе с сентября 2010 года до 14 февраля 2011 года), до тех пор, пока организаторы преступной группы не были задержаны сотрудниками правоохранительных органов. Между участниками поддерживались прочные, постоянные, основанные на родстве, связи. Эта особенность преступной группы позволила создать условия, максимально исключающие возможность раскрытия преступной деятельности, обеспечить дисциплину на родственном доверии участников организованной группы.

Организованная группа отличалась распределением ролей - организаторами являлись Л.О. и Л.А., которые осуществляли общее руководство и обеспечивали постоянное поступление наркотиков путем его поставок из другого региона России - <...> области. Денежные средства от сбыта наркотиков аккумулировались в семье Л., их подсчетом и хранением занималась Л.О.

С.М., Г.А., совместно с другими лицами вошли в состав преступной группы, были осведомлены о ее деятельности и непосредственно участвовали в этой деятельности. Каждый из них, как участник группы выполнял установленные для них функции и задачи согласно распределенным ролям, направленные на непосредственный сбыт наркотиков, договаривались с покупателями наркотических средств, сбывали полученные от Л.О. и Л.А. наркотики в г. <...> и <...> районе <...> области. Полученные денежные средства передавались указанными участниками организованной группы Л.О. и Л.А. для закупки новой партии наркотиков. С.В., Т.А. сбывали героин по месту жительства семьи. Участники группы предпринимали меры конспирации по приобретению, хранению и перевозке наркотического средства.

При судебном разбирательстве тщательно проверялись все доводы в защиту осужденных, в том числе о применении к осужденным незаконных методов в период предварительного следствия, которые не нашли своего подтверждения.

Судебная коллегия сочла несостоятельными доводы о постановлении приговора на порочных доказательствах, за исключением ряда эпизодов в отношении Б.Г., поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Доводы о том, что действия осужденных были спровоцированы сотрудниками правоохранительных органов, которые после первой проверочной закупки и прослушивания телефонных переговоров не пресекли действия группы, а создавали искусственные доказательства, а полученные таким образом доказательства (материалы проверочных закупок) являются недопустимыми, признаны несостоятельными.

Как видно из материалов дела и установлено судом первой инстанции, проверочные закупки у подсудимых производились на основании имеющихся оперативных данных о сбыте наркотических средств. Эти данные проверены и нашли свое подтверждение, поскольку помимо материалов оперативно-розыскных мероприятий совокупностью других сведений, в частности показаниями свидетелей, подтверждена преступная деятельность по сбыту наркотических средств не только в период оперативных мероприятий, но и до них, а также после них.

Из постановлений о проведении ОРМ "проверочная закупка" видно, что они проводились с разными целями, в отношении каждого подсудимого в разное время. Сами по себе материалы прослушивания телефонных переговоров не устанавливают все обстоятельства сбыта героина, для их выяснения обоснованно требовалось неоднократное проведение "проверочных закупок". Проверочные закупки были прекращены после получения достоверной информации об особенностях группового сбыта героина, после чего проводились мероприятия по организации его пресечения.

Суд правильно указал, что с учетом "семейного характера" преступной группы, правоохранительным органам необходимо было установить (доказать) характер взаимодействия членов группы от причастности до наличия устойчивости связей. Сведения о поставках героина из другого отдаленного региона периодичностью один раз в 1-2 месяца, объективно предполагали отдаленность от первоначальных мероприятий действий по пресечению преступлений, в данном случае канала поставки героина с задержанием участников группы с поличным.

Данных о том, что сотрудники правоохранительных органов, осуществляющих ОРД, подстрекали, склоняли, побуждали в прямой или косвенной форме подсудимых к совершению противоправных действий нет.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что результаты ОРМ, за исключением части эпизодов в отношении Б.Г., получены в соответствии с требованиями закона и действительно свидетельствуют о наличии у виновных умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшийся независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений.

Таким образом, оснований считать недопустимыми доказательствами материалы ОРД, полученные после первой проверочной закупки, у суда не имелось.

Вместе с тем Судебная коллегия сочла обоснованными доводы жалобы осужденного Б.Г. о незаконности проведения в отношении него сотрудниками правоохранительных органов проверочных закупок после установления факта сбыта им наркотического средства 26.11.2010 "С.".

В соответствии с положениями ст. ст. 75, 89 УПК РФ, ст. 7 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", результаты ОРМ могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла, направленного на совершение преступления, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

При подтверждении вышеуказанной информации, то есть при достижении цели оперативно-розыскного мероприятия, дальнейшая оперативно-розыскная деятельность допустима лишь при условии ее соответствия задачам, перечисленным в ст. 2 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", к числу которых относятся выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших.

Согласно ст. 6 данного Закона "проверочная закупка" предусмотрена как один из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Суд первой инстанции, признавая, что в отношении Б.Г. сотрудники правоохранительных органов действовали в рамках оперативно-розыскных мероприятий, проведенных в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности", оставил без внимания то обстоятельство, что существенное значение имеет не только соблюдение законности при непосредственном проведении оперативно-розыскного мероприятия, но и обоснованность его проведения.

Как следует из материалов дела, в связи с наличием информации о том, что Б.Г. причастен к незаконному обороту наркотического средства, 26 ноября 2010 года сотрудники правоохранительных органов провели оперативно-розыскное мероприятие "проверочная закупка" с участием "С.".

В ходе данного оперативно-розыскного мероприятия оперативная информация в отношении Б.Г. о его причастности к сбыту наркотических средств подтвердилась, выявлен факт сбыта им наркотического средства - героина 0,543 грамма "С.".

Несмотря на выявленное преступление, сотрудниками УФСКН еще трижды: 3 декабря, 4 декабря и 12 декабря 2010 года в отношении Б.Г. было вновь проведено аналогичное оперативно-розыскное мероприятие "проверочная закупка" с участием "С.", которая в результате не привела к достижению каких-либо дополнительных целей.

Как установлено судом, Б.Г. был покупателем у Л.А. и Л.О. наркотических средств, которыми впоследствии распоряжался по своему усмотрению и не входил в состав организованной группы.

Таким образом, в результате последующих оперативно-розыскных мероприятий, проведенных 3 декабря, 4 декабря и 12 декабря 2010 года в отношении Б.Г., кроме причастности к сбыту наркотического средства самого Б.Г., не выявлена причастность к преступлению других лиц, каналы приобретения, сбыта, и т.п.

При таких данных действия сотрудников УФСКН нельзя признать отвечающими требованиям закона, поскольку они не были направлены на пресечение преступной деятельности Б.Г. и создали условия для совершения последним дальнейших противоправных действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Поэтому, исходя из требований ст. 6 Европейской конвенции "О защите прав человека и основных свобод", ст. 75 УПК РФ данные, полученные при проведении 6 и 7 сентября 2011 г. оперативно-розыскных мероприятий, признаны отвечающими требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ.

С учетом изложенного приговор в части осуждения Богданова Г.Н. по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ по эпизодам от 3 и 4 декабря 2010 года и ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ по эпизоду от 12 декабря 2010 года отменен, а производство по делу в этой части прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (за отсутствием в действиях Б.Г. состава преступления), за ним признано в этой части право на реабилитацию. Назначение наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений исключено из приговора.

В остальном органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Как видно из материалов дела и правильно установлено судом, все положенные в основу приговора доказательства в остальном получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой и обоснованно признаны судом достоверными и допустимыми.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела.

Квалификация действиям осужденных дана в соответствии с установленными судом обстоятельствами и действовавшим на момент совершения преступлений уголовным законом, поскольку новая редакция закона ухудшает положение осужденных и в соответствии со ст. 10 УК РФ не имеет обратной силы.

Поэтому изложенные осужденными доводы об изменении приговора и переквалификации их действий на другой закон в связи с изменениями, внесенными Постановлением Правительства от 01.10.2012 размеров для определения крупного, особо крупного и значительного размера наркотического средства, поскольку указанные изменения улучшают их положение, признаны несостоятельными.

Несостоятельными также признаны и доводы осужденных о совершении ими единого продолжаемого преступления, поскольку согласно предъявленному осужденным обвинению, вышеуказанные преступления совершены разными лицами, в разное время, в отношении разных лиц и в разных размерах, которые в соответствии с положениями ст. 17 УК РФ образуют совокупность преступлений.

При назначении наказания осужденным суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные о личности, смягчающие наказание обстоятельства.

Вместе с тем приговор в части назначения С.М., Г.Л., С.В. и Т.А. наказания Судебной коллегией изменен по следующим основаниям.

Федеральным законом от 07.12.2011 в ч. 2 ст. 69 УК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного сложения назначенных наказаний.

Поскольку С.М., Г.Л., С.В. и Т.А. признаны виновными в совершении неоконченных преступлений, наказание им определено по совокупности преступлений по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ.

В тоже время примененный судом первой инстанции в отношении этих лиц принцип частичного сложения назначенных наказаний соответствует требованиям закона и применен правильно. Поэтому внесение указанных изменений в приговор не является достаточным основанием для смягчения им наказания.

В остальной части жалобы осужденных и адвокатов удовлетворению не подлежат.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 26.06.2014 N 83-АПУ14-8

Возврат к списку