Печать

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела повлекло изменение приговора

Приговором Ханты-Мансийского районного суда Б. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Б. признан виновным в том, что в неустановленное время, в неустановленном месте и у не установленного следствием лица незаконно в целях личного потребления приобрел аналог наркотического средства в крупном размере, который хранил до его обнаружения и изъятия сотрудниками полиции.

Судебная коллегия указала, что в нарушение требований ст. 73 УПК РФ, суд первой инстанции необоснованно квалифицировал действия Б. по признаку незаконного приобретения без цели сбыта аналога наркотического средства, поскольку обстоятельства его приобретения осужденным органами предварительного следствия установлены не были и в предъявленном обвинении не изложены.

В связи с чем, указанный квалифицирующий признак из осуждения Б. исключен, при этом наказание оставлено без изменения.

Приговор изменен в связи с неверной

юридической оценкой действий осужденного

Нижневартовским городским судом О. осужден по ч.1 ст. 30, ч.5 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

О. осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств и их аналогов, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Судебная коллегия не согласилась с квалификацией действий осужденного, указав в обоснование изменение приговора следующее.

Судом установлено, что О. по предварительному сговору с другим лицом незаконно в целях сбыта приобрел свыше 25 гр. наркотического средства и около 680 гр. аналога наркотического средства, которые расфасовал с помощью электронных весов в упаковочные пакетики и хранил частично при себе и в квартире по месту проживания. Часть наркотического средства О. в целях сбыта поместил в тайники, сделав «закладки» на лестничных площадках в некоторых домах г. Нижневартовска. После чего был задержан сотрудниками госнаркоконтроля, наркотические средства изъяты.

По смыслу закона, в тех случаях, когда лицо незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает или перерабатывает наркотические средства в целях последующего их сбыта, но умысел не доводит до конца по независящим от него обстоятельствам, содеянное при наличии к тому оснований подлежит квалификации по ч. 1 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств.

Анализ фактических обстоятельств и представленные суду доказательства, по мнению судебной коллегии, указывают на то, что действия О. в отношении изъятых по делу наркотических средств и их аналогов были пресечены в момент хранения их в целях сбыта при себе, по месту проживания, а также в местах оборудованных «закладок», тем самым были приготовлены к сбыту.

При этом активных действий, непосредственно направленных на передачу наркотических средств и их аналогов конкретным лицам совершено не было, приобретатели наркотических средств отсутствуют.

В связи с этим, действия О. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ на ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ, наказание снижено.

Приговор изменен в связи с несправедливостью

назначенного наказания

Мегионским городским судом О. осужден по ч. 1 ст. 116, ч. 4 ст. 111 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 8 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

О. признан виновным в причинении тяжкого вреда здоровью Ш., которому нанес множество ударов в жизненно-важные органы, отчего наступила смерть потерпевшего, а также в нанесении побоев Е.

Суд апелляционной инстанции счел обоснованными доводы потерпевшей о несправедливости приговора.

В обоснование принятого решения судебная коллегия указала, что при назначении наказания судом первой инстанции не в полной мере дана оценка характеру и общественной опасности совершенного преступления в совокупности с данными о личности осужденного и конкретными обстоятельствами дела.

О. по месту жительства характеризуется отрицательно. Смягчающих обстоятельств не установлено, отягчающим признан рецидив преступлений.

С учетом этих обстоятельств, назначение О. за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, наказания в виде 8 лет лишения свободы признано несправедливым в силу чрезмерной мягкости.

Судебной коллегией наказание по ч. 4 ст. 111 УК РФ усилено до 12 лет лишения свободы, окончательное наказание – до 12 лет 1 месяца лишения свободы.

Неправильное применение уголовного закона при

назначении наказания повлекло изменение приговора

Нефтеюганским районным судом С. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, с лишением права управления транспортными средствами на 3 года.

Согласно ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств или если санкцией статьи лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

В соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 264 УК РФ, относится к категории небольшой тяжести. В санкции этой статьи кроме лишения свободы предусмотрен также альтернативный вид наказания – ограничение свободы.

Как следует из материалов уголовного дела, на момент совершения указанного преступления С. судимостей не имел, отягчающих обстоятельств в его действиях не установлено.

При таких обстоятельствах, С. не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы.

Судья апелляционной инстанции счел также необходимым назначить С. при ограничении свободы дополнительное наказание в виде лишения права управлять транспортным средством в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ на срок, указанный в апелляционном представлении.

С учетом изложенного, С. назначено по ч. 1 ст. 264 УК РФ наказание в виде ограничения свободы на срок 2 года с лишением права управлять транспортным средством на 2 года, установлены ограничения.

Не указание в приговоре сведений о судимостях осужденного повлекло изменение приговора с усилением назначенного наказания

Сургутским городским судом С. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Согласно сведениям о судимости С. ранее судим мировым судьей 28.05.2013 за совершение преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, к наказанию в виде обязательных работ сроком на 100 часов. 14.08.2013 снят с учета в связи с отбытием наказания.

В соответствии с п. «б» ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость в отношении лиц, осужденных за данное преступление к более мягким видам наказания, чем лишение свободы, погашается по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания.

Таким образом, на момент совершения С. нового преступления по ч. 2 ст. 228 УК РФ (23.05.2014), судимость по приговору мирового судьи не снята и не погашена (погашается с 14.08.2013).

В связи с чем, во вводной части приговора суд обязан был указать наличие данной судимости и при вынесении обвинительного приговора и назначении С. наказания учесть данные обстоятельства личности виновного, что сделано не было и отразилось на законности назначенного наказания.

Учитывая, что наличие данной судимости не образует рецидив преступлений, а лишь характеризует личность С. с отрицательной стороны, суд апелляционной инстанции счел необходимым увеличить осужденному испытательный срок до 2 лет 2 месяцев, без изменения вида и размера основного наказания.

Приговор отменен в части разрешения исковых требований прокурора на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства

Няганским городским судом Р. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Кроме того, удовлетворены исковые требования прокурора, взысканы в бюджет ХМАО-Югры в счет возмещения материального ущерба денежные средства, затраченные на лечение потерпевшего.

Р. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью З.

Судебная коллегия указала, что приговор суда в соответствии со ст. 297 УПК РФ должен быть законным, обоснованным и справедливым, и таковым он является в случае, если постановлен в соответствии с требованиями норм уголовно-процессуального закона.

Вместе с тем, разрешая исковые требования прокурора о взыскании с осужденного материального ущерба, причиненного преступлением в сумме 65 699 рублей в бюджет округа на банковские реквизиты Департамента по финансам, суд первой инстанции не дал оценки тому, что в материалах дела нет доказательств, подтверждающих обстоятельства, указанные в исковом заявлении. В частности, данных о принадлежности денежных средств, затраченных на лечение потерпевшего. Исковые требования прокурора направлены на взыскание денежных средств в бюджет ХМАО-Югры при защите интересов окружной больницы, где финансирование производится из различных источников. Справка главного врача окружной больницы не является достоверным подтверждением наличия ущерба.

При таких обстоятельствах, приговор в указанной части отменен, материалы уголовного дела направлены на новое рассмотрение по существу в порядке гражданского судопроизводства.

Нарушение права на защиту повлекло

отмену судебного решения

Сургутским районным судом осужденному А. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания назначенного наказания.

Причиной отмены постановления суда явились нарушения уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 50 УПК РФ защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также по их поручению другими лицами. Подозреваемый и обвиняемый вправе пригласить несколько защитников.

В случае неявки приглашенного защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства, дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому другого защитника, а в случае его отказа, принять меры по назначению защитника.

Из протокола судебного заседания следует, что А. было заявлено ходатайство об отложении судебного заседания и обеспечении участия защитника по соглашению.

В нарушение требований закона, суд в удовлетворении данного ходатайства отказал, предоставив осужденному защитника по назначению.

При этом, как следует из протокола судебного заседания, назначенный судом защитник П. в ходе судебного разбирательства фактически защиту А не осуществлял, его доводы не поддержал, мнение по ходатайству осужденного не выразил.

При таких обстоятельствах, право осужденного на защиту признано нарушенным, судебное решение отменено, материал направлен на новое судебное разбирательство.

Судебное постановление отменено,

в связи с не обеспечением осужденного защитником

Сургутским городским судом отказано в удовлетворении ходатайства осужденного П. о приведении приговора в соответствие с действующим законодательством.

Согласно ст. 48 Конституции РФ каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

В соответствии со ст. 51, 52 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый по собственной инициативе не отказался от него в письменном виде.

Если защитник не приглашен самим обвиняемым, суд обязан обеспечить его участие в уголовном судопроизводстве.

В соответствии с ч. 4 ст. 399 УПК РФ при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговоров, осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката.

По смыслу правовых позиций, изложенных Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 26.12.2003 № 20-П и определении от 08.02.2007 № 257-О-П, Конституция Российской Федерации определяет начальный, но не конечный момент осуществления обвиняемым права на помощь адвоката (защитника), поэтому оно должно обеспечиваться обвиняемому на всех стадиях уголовного процесса, в том числе при исполнении приговора.

Как следует из материалов, осужденный П. в своем ходатайстве о приведении приговора в соответствие с действующим законом о своем личном участии в судебном разбирательстве не заявлял, при этом отказался от услуг адвоката из-за отсутствия денежных средств.

Согласно протоколу судебного заседания суд рассмотрел указанное ходатайство П. без участия адвоката, ошибочно установив, что отказ осужденного от защитника не является вынужденным и не связан с материальным положением.

Таким образом, в нарушение требований закона суд не обеспечил участие защитника в судебном разбирательстве, что повлекло грубое нарушение права осужденного на защиту и отмену постановления суда на новое судебное рассмотрение.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Апелляционное постановление отменено в связи

с существенным нарушением требований закона,

повлиявшим на исход дела

Президиумом суда округа по жалобе потерпевшего отменено апелляционное постановление Нефтеюганского районного суда в отношении Л.

Приговором мирового судьи Л. осужден по ч.1 ст.112 УК РФ к 1 году ограничения свободы с возложением обязанностей.

Л. был признан виновным в том, что в ходе ссоры умышленно нанес К. удар кулаком по лицу, от которого потерпевший испытал резкую физическую боль и упал на землю, а Л. охватил К. за шею и стал сдавливать ее, после чего нанес два удара рукой по затылку потерпевшего, причинив физическую боль. В результате действий Л., согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, К. причинены телесные повреждения в виде перелома нижней челюсти, что повлекло за собой средней тяжести вред здоровью.

Апелляционным постановлением приговор суда изменен, действия Л. переквалифицированы на ч.1 ст.116 УК РФ, назначено наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей.

Суд апелляционной инстанции, квалифицируя действия Л. по ч.1 ст.116 УК РФ как нанесение побоев, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст.115 УК РФ, мотивировал свое решение тем, что признание акта СМО и заключения эксперта недопустимыми доказательствами, приводит к невозможности определения степени тяжести причиненных потерпевшему телесных повреждений.

Признавая такое решение суда апелляционной инстанции необоснованным, президиум указал, что согласно п.2 ст.198 УПК РФ назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить характер и степень вреда, причиненного здоровью.

В силу положений ч.4 ст.7, ч.1 ст.240, п.7 ч.3 ст.328.28 УПК РФ апелляционное постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Суд апелляционной инстанции при рассмотрении уголовного дела не учел указанные выше требования закона.

В судебном заседании апелляционной инстанции суд, допросив судебно-медицинского эксперта П., признал недопустимым акт судебно-медицинского освидетельствования потерпевшего К., так как эксперт не помнит, проводил ли он данное освидетельствование, подпись в акте ему не принадлежит.

В этой связи акт судебно-медицинского освидетельствования потерпевшего и последующее, основанное на нем заключение судебно-медицинской экспертизы, признаны недопустимыми доказательствами, поскольку установлено, что акт СМО подписан неустановленным лицом.

Однако из показаний эксперта П., данных суду, следует, что он не помнит обстоятельств, при которых проводилось обследование потерпевшего К., а подпись в акте СМО принадлежит его руководителю - эксперту Ч., который также вправе проводить судебно-медицинское освидетельствование и судебно-медицинскую экспертизу.

Данным показаниям эксперта суд оценки не дал, как и не получили оценки показания потерпевшего К. о том, что в результате действий Л. ему причинены телесные повреждения в виде перелома нижней челюсти со смещением, повлекшие длительное лечение.

Наличие данного телесного повреждения суд апелляционной инстанции не опроверг и в нарушение закона не установил характер и степень тяжести телесных повреждений, причиненных потерпевшему в результате действий осужденного Л.

Допущенные судом нарушения требований закона признаны существенными, повлиявшими на исход дела, искажающими саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, апелляционное постановление отменено с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

ПРАКТИКА ВЫНЕСЕНИЯ

РЕАБИЛИТИРУЮЩИХ РЕШЕНИЙ

Приговором Радужнинского городского суда А. оправдан за непричастностью к совершению преступления, предусмотренного ч.1 ст.228.1 и ч.1 ст.30, п."г" ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Органом предварительного следствия А. обвинялся в сбыте марихуаны М. Кроме того, он приобрел наркотическое средство JWH-210 в крупном размере и хранил его по месту жительства с целью сбыта.

Суд мотивировал свое решение тем, что показания свидетеля М. о том, что наркотики ему сбыл именно А., другими доказательствами по делу не подтверждаются. Согласно детализации телефонных переговоров между М. и А. в инкриминируемый период никаких контактов не было.

Результаты оперативно-розыскной деятельности представлены в копиях, которые заверены неуполномоченным на то лицом. Кроме того, они не были осмотрены и приобщены следователем к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств, в связи с чем, являются недопустимыми и подлежат исключению из числа доказательств.

Показания свидетеля П. о том, что он неоднократно приобретал наркотики у А., суд подверг сомнению, поскольку показания свидетеля на предварительном и судебном следствии отличаются. Также в ходе следствия не проведено опознание А. указанным свидетелем и очная ставка между ними.

Помимо этого судом из числа доказательств исключены протоколы досмотра А. и обыска квартиры, как добытые с нарушением УПК РФ.

Сургутским городским судом Х. оправдан за отсутствием в его действиях составов преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, п."б" ч.2 ст.131 и ч.1 ст.162 УК РФ.

Х. обвинялся в том, что на улице подошел к потерпевшей С., нанес ей многочисленные удары в голову, отчего она упала. После этого Х., угрожая убийством, попытался совершить изнасилование С. В результате его действий потерпевшей причинены телесные повреждения, повлекшие легкий вред здоровью. Помимо этого Х. похитил сотовый телефон, принадлежащий С.

Основанием для вынесения оправдательного приговора послужило отсутствие достаточных доказательств, подтверждающих виновность Х. в совершенных преступлениях.

Допущенные органом расследования нарушения уголовно-процессуального закона послужили основанием для признания ряда доказательств недопустимыми.

Так, при проведении осмотра места происшествия, в ходе которого изъяты вещественные доказательства по делу, в нарушение ст.170 УПК РФ отсутствовали понятые. Соответственно, судом не приняты в качестве доказательств и выводы дактилоскопических экспертиз.

Также исключен из числа доказательств протокол опознания Х., поскольку в нарушение положений ч.3 ст.193 УПК РФ до его проведения потерпевшая наблюдала Х., указала на него как на лицо, совершившее преступление, после чего тот был задержан.

Приговором Радужнинского городского суда Л. оправдан за непричастностью к совершению преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ.

Л. обвинялся в том, что, управляя автомашиной "Great Wall", в нарушение п.п.9.1 и 10.1 Правил дорожного движения выехал на встречную полосу, где допустил столкновение с автомобилем ВАЗ 21074. В результате ДТП водитель ВАЗа погиб, а его пассажиру причинены телесные повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью.

Свое решение суд мотивировал тем, что версия обвиняемого о том, что столкновение произошло на его полосе движения, исследованными доказательствами не опровергнута.

Экспертное исследование и заключение эксперта содержат противоречивые выводы о месте столкновения автомобиля, хотя исходные данные не изменились.

Выводы дополнительной автотехнической экспертизы, которой установлено, что столкновение произошло на полосе движения автомобиля потерпевшего, сделаны без достаточных оснований и противоречат другим доказательствам по делу.

Уголовно-судебный отдел

прокуратуры ХМАО-Югры

Возврат к списку