Печать

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Неправильное применение уголовного закона

повлекло изменение приговора

Нефтеюганским районным судом Я. осужден по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 105 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69, ст. 71 УК РФ, к 8 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Судебной коллегией по жалобе защитника приговор изменен, исключено осуждение Я. по ч. 1 ст. 116 УК РФ и назначение наказания по правилам ст. 69 УК РФ.

Я. признан виновным в нанесении не менее двух ударов рукой в лицо Н., после чего ударил его ножом в грудь, причинив телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего.

Осуждение Я. по ч. 1 ст. 116 УК РФ признано излишним, поскольку все его действия были совершены в отношении одного и того же потерпевшего, в ходе обоюдной ссоры и в течение короткого промежутка времени.

Приведенные в приговоре доказательства свидетельствуют о том, что умысел Я. на убийство потерпевшего возник непосредственно в ходе развития конфликта (драки) между ними. В связи с этим, его действия следует квалифицировать как одно преступление по фактически наступившим более тяжким последствиям. Причинение побоев в данном случае охватывается составом преступления, предусмотренным ч. 1 ст. 105 УК РФ, и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 116 УК РФ не требует.

Приговор изменен по апелляционной жалобе, в связи с неверной

юридической оценкой действий осужденной

Урайским городским судом П. осуждена по ч.1 ст. 105 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

П. признана виновной в убийстве Н.

Судебная коллегия указала, что суд первой инстанции, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал неверную правовую оценку действиям виновной.

Согласно материалам уголовного дела, инициатором ссоры явился потерпевший, который ударил П., толкнул в кухню, где удерживал, сжимая ее голову обеими руками, причиняя физическую боль. П. схватила попавшийся под руку кухонный нож, нанесла им один удар Н., причинив проникающее ранение с повреждением сердца и правового легкого, что повлекло тяжкий вред здоровью потерпевшего и привело к смерти.

П. вызвала скорую помощь. Дополнительных ударов потерпевшему не наносила. То есть, имея реальную возможность довести свой умысел на убийство до конца и убедиться в том, что Н. мертв, П. оказывала ему помощь, чтобы предотвратить наступление смерти. Об этом, кроме того, свидетельствует и признание судом обстоятельством, смягчающим наказание, оказание помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления.

При таких обстоятельствах, несмотря на нанесение удара в жизненно важный орган - сердце, вывод суда первой инстанции об умысле на убийство апелляционной инстанцией признан безосновательным.

В связи с чем, действия П. переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ, по которой назначено 4 года лишения свободы.

Приговор отменен в связи

с нарушением права на защиту

Радужнинским городским судом В. осужден по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 180 000 руб., С. – на основании ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В. и С. признаны виновными в покушении на тайное хищение газового конденсата, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище (из газопровода).

Отменяя приговор судебная коллегия указала, что судом при рассмотрении дела нарушено право осужденных на защиту.

В ходе предварительного расследования интересы С. и В. представлял адвокат Г., у которого с обвиняемыми было заключено соглашение.

Суд первой инстанции усмотрел противоречие позиции адвоката интересам подсудимых, выразившееся в том, что защитник высказал мнение, что «в действиях обвиняемых усматривается ч. 2 ст. 158 УК РФ». Учитывая, что подсудимые отрицали свою вину в совершении преступления, суд расценил это как нарушение адвокатской этики и постановлением от 14.03.2014 отвел адвоката Г. от участия в судебном разбирательстве. В дальнейшем защиту осужденных осуществляли иные адвокаты по назначению суда.

Апелляционной инстанцией постановление Радужнинского городского суда от 14.03.2014 отменено по жалобе адвоката Г., при этом указано о незаконности его отвода, нарушении права осужденных на защиту.

Поскольку постановление об отводе адвоката напрямую связано с вынесенным этим же судом обвинительным приговором в отношении В. и С., которые настаивали на участии в судебном заседании адвоката Г., апелляционной инстанцией приговор отменен в связи с нарушением судом первой инстанции права осужденных на защиту.

Приговор изменен в связи с необоснованностью

применения положений ст. 73 УК РФ

Кондинским районным судом Р. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 5 лет.

Суд апелляционной инстанции счел обоснованными доводы государственного обвинителя о несправедливости наказания.

При назначении условного осуждения судом первой инстанции приняты во внимание смягчающие обстоятельства - активное способствование раскрытию преступления, признание вины, раскаяние в содеянном и примирение с потерпевшей.

Однако в нарушение требований закона при решении вопроса о назначении наказания не получили оценку обстоятельства совершенного преступления, характер и степень общественной опасности содеянного, а также последствия преступления.

Р. совершено особо тяжкое преступление против жизни и здоровья человека. В приговоре не приведено исключительных обстоятельств, которые, по мнению судебной коллегии, позволили бы применить условное осуждение за умышленное преступление, следствием которого явилась смерть потерпевшего.

В связи с этим условное лишение свободы заменено на реальное с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Наказание осужденному усилено ввиду неправильного применения

уголовного закона и несправедливостью приговора

Радужнинским городским судом А. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 5% в доход государства.

А. признан виновным в незаконных приобретении и хранении наркотического средства в значительном размере.

Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

В действиях А. судом первой инстанции признан рецидив преступлений, поскольку он имеет не снятую и непогашенную судимость по приговору, которым был ранее осужден к лишению свободы за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ. Смягчающих обстоятельств не установлено.

Согласно ч. 2 ст. 68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Исключение составляет ч. 3 указанной нормы закона, которая допускает назначение наказания менее одной трети при любом виде рецидива, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ.

В связи с тем, что санкция ч. 1 ст. 228 УК РФ предусматривает наиболее строгий вид наказания в виде лишения свободы сроком до 3 лет лишения свободы, при отсутствии смягчающих обстоятельств, с учетом рассмотрения уголовного дела в особом порядке, срок наказания А. не может составлять менее 8 месяцев лишения свободы. Положения ч. 3 ст. 68 УК РФ применению в данном случае не подлежат.

Учитывая характер и степень общественной опасности преступления, относящегося к категории небольшой тяжести, личность осужденного, характеризующегося положительно, наличие у него несовершеннолетней дочери, влияние наказания на исправление, отсутствие смягчающих обстоятельств, наличие отягчающего обстоятельства – рецидива преступлений, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о назначении А. наказания в виде лишения свободы. При этом оснований для применения положений ст.ст. 64, 73 УК РФ не усмотрел, поскольку по делу не установлено исключительных обстоятельств и возможности исправления осужденного без реального отбывания лишения свободы, так как он ранее судим за совершение преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств.

В связи с этим, А. назначено наказание по ч. 1 ст. 228 УК РФ в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима.

Неправильное применение закона при назначении вида

исправительного учреждения повлекло изменение приговора

Нижневартовским городским судом С. осужден по ч. 2 ст. 318 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима.

С. признан виновным в применении насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Суд назначил отбывание наказания С. в исправительной колонии особого режима, фактически признав наличие в его действиях особо опасного рецидива преступлений, поскольку по приговорам от 12.05.2008 и 01.09.2008 он отбывал наказание в местах лишения свободы за совершение тяжких преступлений.

Между тем в соответствии с п. «а» ч. 3 ст. 18 УК РФ особо опасный рецидив преступлений признается при условии, что лицо имеет две судимости за тяжкие преступления к реальному лишению свободы. В силу п. «в» ч. 4 этой же статьи при решении вопроса о рецидиве преступлений не могут учитываться судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось до совершения лицом нового преступления, и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

Как следует из приговора и материалов уголовного дела С. по приговору от 12.05.2008 был осужден за тяжкое преступление к лишению свободы условно. По приговору от 01.09.2008 осужден за тяжкое преступление к лишению свободы, на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение отменено, окончательное наказание назначено по совокупности приговоров по правилам ст. 70 УК РФ с отбыванием наказания в колонии общего режима.

Таким образом, по указанным приговорам за совершение тяжких преступлений С. ранее отбывал лишение свободы один раз. Поэтому на основании п. «б» ч. 2 ст. 18 УК РФ в его действиях имеет место опасный рецидив преступлений, при котором согласно п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы назначается в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционной инстанцией приговор изменен, в действиях С. признан опасный рецидив преступлений, лишение свободы определено отбывать в исправительной колонии строгого режима.

Постановление суда отменено, производство по апелляционной жалобе

прекращено в связи с отсутствием предмета обжалования

Нефтеюганским районным судом адвокату С. отказано в удовлетворении жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ по уголовному делу в отношении Г.

С. просил признать незаконными действия (бездействие) следователя по выполнению с обвиняемым Г. процессуальных действий в порядке ст. 217 УПК РФ в отсутствие адвоката, по не предоставлению защитнику и обвиняемому материалов уголовного дела, не разъяснению предусмотренных законом прав, оспаривал действия следователя и руководителя следственного органа по составлению и согласованию обвинительного заключения и направлению уголовного дела прокурору для утверждения обвинительного заключения.

Проверив материалы судья апелляционной инстанции пришел к выводу, что постановление подлежит отмене, а производство по жалобе – прекращению.

Согласно требованиям закона в ходе предварительной подготовки к судебному заседанию судья выясняет, подсудна ли жалоба суду, подана ли она надлежащим лицом, имеется ли предмет обжалования в соответствии со ст. 125 УПК РФ, содержит ли жалоба необходимые сведения для ее рассмотрения.

В тех случаях, когда на момент рассмотрения жалобы требования заявителя удовлетворены прокурором или руководителем следственного органа, суд прекращает производство по жалобе ввиду отсутствия предмета обжалования, подлежащего рассмотрению.

Как следует из жалобы, адвокат С. оспаривает действия (бездействие), решения должностных лиц органа предварительного следствия, связанные с неполным ознакомлением обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. 217 УПКРФ, и последующим направлением дела прокурору для утверждения обвинительного заключения.

Рассматривая жалобу по существу суд не учел то обстоятельство, что уголовное дело в отношении Г. прокурором возвращено в следственный орган для устранения нарушений ч. 3 ст. 217 УПК РФ. В связи с чем, отсутствовал предмет спора и необходимость судебного разбирательства.

Более того, предмет спора отсутствовал не только на момент рассмотрения жалобы судом, но и на день обращения адвоката с жалобой в суд.

При таких обстоятельствах, суд не имел оснований для рассмотрения жалобы С., поэтому должен был прекратить по ней производство.

При этом правомочие суда на прекращение производства по жадобе ввиду отсутствия предмета обжалования сомнение не вызывает, поскольку отмененные, утратившие юридическую силу действия (бездействие), решения должностных лиц органа предварительного расследования не могут причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, затруднить доступ к правосудию

Несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела

повлекло отмену постановления об отмене условного осуждения

Нижневартовским городским судом удовлетворено представление уголовно-исполнительной инспекции об отмене условного осуждения Т., осужденному по ч. 2 ст. 228 УК РФ. Т. направлен для отбывания наказания в колонию общего режима.

Отмена условного осуждения обоснована тем, что Т. после неоднократного продления испытательного срока должных выводов не сделал, на путь исправления не встал, не обучается, не явился на регистрацию в установленный срок.

Апелляционная инстанция указала, что отменяя условное осуждение, суд не учел, что за нарушение условий и порядка отбывания наказания, допущенные в период с сентября 2013 года по июнь 2014 года, испытательный срок уже продлен. Данные нарушения не могли учитываться при решении вопроса об отмене условного осуждения, поскольку действующее законодательство запрещает дважды налагать взыскания за одно и то же нарушение.

Кроме того, в судебном заседании осужденный Т. пояснил о причинах допущенных нарушений и заявил, что возложенная на него судом обязанность – обучение в средней школе впоследствии судом заменена на трудоустройство, и в настоящее время он трудоустроен.

Представитель уголовно-исполнительной инспекции устно подтвердила это в судебном заседании. Однако этих сведений представленные суду материалы не содержат.

Указанный факт судом не принят во внимание, не запрошены подтверждающие документы, не проверено, имеет ли место нарушение возложенной судом обязанности – продолжение обучения, является ли в связи с этим обоснованным представление об отмене условного осуждения за данное нарушение.

Поскольку материалы не содержат сведений о систематическом нарушении возложенных на осужденного обязанностей, не были они установлены и при рассмотрении апелляционной жалобы, апелляционная инстанция пришла к выводу о том, что предусмотренных законом оснований к отмене условного осуждения и направлении Т. для отбывания наказания не имелось. Судебное решение отменено, материал направлен на новое судебное разбирательство.

Нарушение права осужденного на участие в судебном заседании

повлекло отмену решения суда

Сургутским городским судом частично удовлетворено ходатайство осужденного Д. о приведении приговоров в соответствие с действующим законодательством.

По смыслу п. 20 ч. 4 ст. 47 УПК РФ осужденный вправе участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора, в том числе, при рассмотрении ходатайства о смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу.

В соответствии с ч. 2 ст. 399 УПК РФ при наличии ходатайства осужденного об участии в судебном заседании, которое может быть заявлено одновременно с ходатайством по вопросам, связанным с исполнением приговора, либо в течение 10 суток со дня получения осужденным извещения о дате, времени и месте судебного заседания, суд обязан обеспечить его непосредственное участие либо предоставить возможность изложить свою позицию путем использования системы видеоконференц-связи. Вопрос о форме участи осужденного в судебном заседании решается судом.

Как следует из протокола судебного заседания, в суд представлено заявление Д. о рассмотрении его ходатайства о приведении приговоров в соответствие с изменениями закона без его участия. В связи с чем, суд, с учетом мнения сторон, принял решение о рассмотрении данного ходатайства в отсутствие осужденного.

Вместе с тем такого заявления в представленных материалах нет. Напротив, имеется заявление осужденного, в котором изложена просьба о рассмотрении ходатайства с его участием.

Данное ходатайство судом фактически не рассмотрено, решение о форме участия осужденного в судебном заседании, несмотря на то, что оно было заявлено своевременно, не принято.

При таких обстоятельствах, право Д. на участие в судебном заседании признано нарушенным, судебное решение отменено, материал направлен на новое судебное разбирательство.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Лицо освобождено от наказания в связи

с применением акта об амнистии

Приговором Советского районного суда Я., с учетом апелляционного постановления, осужден по ч.1 ст.264 УК РФ к 1 году 11 месяцам ограничения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Я. признан виновным в том, что 25.11.2013 на 60 км. автодороги г.Югорск – п. Агириш, управляя личной автомашиной «Шевроле-Нива», нарушив п.п.1.5, 10.1 Правил дорожного движения РФ, не справился с управлением и выехал на полосу встречного движения, где произошло столкновением с автомобилем «Тойота Королла Версо» под управлением Л., которому причинен тяжкий вред здоровью. Уголовное дело рассмотрено в порядке гл.40 УПК РФ при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением.

Изменяя приговор по доводам жалобы осужденного президиум указал, что в соответствии с п.3 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18.12.2013 №3500-6 ГД "Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации" лица, осужденные за преступление, предусмотренное ч.1 ст.264 УК РФ, подлежат освобождению от наказания.

Я. совершил преступление до принятия названного акта об амнистии. Ограничения в применении амнистии к определенному кругу лиц и за определенные преступления, перечисленные в п.10 вышеуказанного Постановления, на Я. не распространяются.

При таких обстоятельствах на основании п.3 постановления Государственной Думы РФ "Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации" Я. освобожден от назначенного наказания.

Неприменение положений ч. 3 ст. 68 УК РФ

явилось основанием для смягчения наказания

Приговором мирового судьи Ханты-Мансийского судебного района И. осужден по ч.1 ст.158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ – к 2 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. В апелляционном порядке приговор не обжаловался.

Изменяя приговор по доводам жалобы президиум указал, что согласно ч.3 ст.68 УК РФ при любом виде рецидива, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст.61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее 1/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания.

При обсуждении вопроса о назначении И. наказания суд в описательно-мотивировочной части приговора указал, что ввиду наличия смягчающих обстоятельств, руководствуясь ч.3 ст.68 УК РФ, полагает возможным назначить срок наказания менее 1/3 максимального срока наиболее строгого наказания, но в пределах санкции статьи.

Часть 1 ст.158 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 2 лет, одна третья часть от которого составляет 8 месяцев лишения свободы, что и было назначено осужденному.

Таким образом, в данном случае положения ч.3 ст.68 УК РФ, несмотря на указание об этом в описательно-мотивировочной части приговора, фактически применены не были.

В этой связи срок наказания И. за преступление и на основании ч.5 ст.69 УК РФ снижен.

Судимости за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте,

не учитываются при признании рецидива преступлений

Приговором Сургутского городского суда М. осужден по п. «в» ч.2 ст.158, ст.70 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

При назначении наказания суд необоснованно учел в качестве отягчающего обстоятельства рецидив преступлений.

Согласно п."б" ч.4 ст.18 УК РФ при признании рецидива не учитываются судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет.

Преступления, за которые М. осужден двумя предыдущими приговорами, были совершены им в несовершеннолетнем возрасте.

Поэтому указание на наличие в его действиях рецидива преступлений исключено из приговора, наказание снижено. Кроме того, в соответствии со ст.58 УК РФ вид исправительного учреждения режим отбывания наказания М. изменен со строгого на общий.

Неправильное определение вида исправительного учреждения является основанием для решения этого вопроса в порядке ст.ст.396-399 УПК РФ

Приговором Кондинского районного суда Е., ранее судимый за убийство, осужден по ч.1 ст.105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По доводам кассационного представления заместителя Генерального прокурора РФ кассационной инстанцией приговор отменен в части назначения вида исправительного учреждения по следующим основаниям.

Согласно п. «б» ч.3 ст.18 УК РФ рецидив преступлений признается особо опасным при совершении лицом особо тяжкого преступления, если ранее оно два раза было осуждено за тяжкое преступление или ранее осуждалось за особо тяжкое преступление. В соответствии с п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ мужчинам при особо опасном рецидиве преступлений отбывание лишения свободы назначается в исправительных колониях особого режима.

Особо тяжкое преступление (убийство К.) совершено Е. в период непогашенной судимости по приговору Кондинского районного суда от 28.08.2002 по ч.1 ст.105 УК РФ. Поэтому в соответствии с п. «б» ч.3 ст.18 УК РФ действия Е. образуют особо опасный рецидив, и на основании п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ он должен отбывать наказание в исправительной колонии особого режима.

Согласно п.19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2014 №9 «О практике назначения и изменения судами видов исправительных учреждений» если осужденному назначен вид исправительной колонии с менее строгим режимом, то суд кассационной (надзорной) инстанции в течение года после вступления приговора в законную силу при наличии представления прокурора отменяет приговор в этой части и передает дело на новое рассмотрение согласно правилам статей 396 и 399 УПК РФ для назначения соответствующего вида исправительного учреждения.

При таких обстоятельствах приговор отменен в части назначения вида исправительного учреждения, дело направлено на новое рассмотрение в порядке ст.ст.396-399 УПК РФ.

ПРАКТИКА ВЫНЕСЕНИЯ

РЕАБИЛИТИРУЮЩИХ РЕШЕНИЙ

Приговором Советского районного суда К. оправдан за непричастностью к совершению преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ.

Органами предварительного расследования К. обвинялся в тайном хищении из жилища имущества на сумму 26 746 руб.

Причиной вынесения оправдательного приговора послужило отсутствие достаточных доказательств, подтверждающих причастность К. к совершенному преступлению. Основными доказательствами на стадии следствия являлись показания знакомых обвиняемого - свидетелей М. и Ф., которые были очевидцами преступления. При этом еще на стадии предварительного следствия свидетель М. от своих показаний отказался, пояснив, в том числе, и в суде, что К. преступления не совершал. Показания свидетеля Ф. противоречат другим доказательствам по делу, при этом часть похищенных вещей была изъята у него, что может свидетельствовать о его заинтересованности в исходе дела. Поскольку иных доказательств, свидетельствующих о причастности К. к совершенной краже, суду предоставлено не было, показания лишь свидетеля Ф. без их дополнительного подтверждения другими доказательствами явились недостаточными для вынесения обвинительного приговора. Помимо этого, обвиняемый выдвинул версию о наличии у него алиби, которая органами следствия не опровергнута.

Нижневартовским городским судом Ш. оправдан за непричастностью к совершению преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ.

Органом следствия дознаватель полиции Ш. обвинялся в незаконном приобретении и хранении в служебном кабинете 10 патронов к боевому огнестрельному оружию с нарезным стволом калибра 5.45 мм.

Суд мотивировал свое решение тем, что в ходе следствия не установлены обстоятельства приобретения Ш. боеприпасов. На упаковке с патронами не обнаружено ни следов пальцев рук, ни других биологических следов, принадлежащих Ш. Кабинет Ш. на момент его обследования и обнаружения боеприпасов не был опечатан, ключи находились у других лиц, что не исключает доступ в кабинет иных лиц. Признательные показания Ш. на предварительном следствии не могут быть приняты во внимание, поскольку они даны после избиения Ш. сотрудниками полиции. Признание вины подсудимым, не подтвержденное другими доказательствами, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.

Кроме того, из показаний Ш. следует, что он, не имея соответствующего разрешения на приобретение боеприпасов к нарезному оружию, приобретал патроны не в постоянное или временное пользование, а как он понимал, для служебных целей для сдачи в оружейную комнату как вещественных доказательств, утраченных ранее. При таких обстоятельствах деяние, формально подпадающее под признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.222 УК РФ, с учетом фактических обстоятельств дела и количества боеприпасов не представляет общественной опасности в силу малозначительности.

Уголовно-судебный отдел

прокуратуры ХМАО-Югры

Возврат к списку