Печать

1. Судебная практика по делам о компенсации морального вреда.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда ХМАО-Югры от 14.07.2015 решение Сургутского городского суда от 26.03.2015 отменено в части отказа в возмещении компенсации морального вреда, принято в этой части новое решение: взыскать с ОАО «СПАТО» в пользу М. компенсацию морального вреда в размере 500000 рублей.

М. обратилась в суд с указанным выше иском к ОАО «СПАТО», мотивируя тем, что 31.12.2013 на автодороге Сургут- г.Лянтор в Сургутском районе ХМАО-Югры произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля под управлением К.В.Ю., и технически исправного автобуса под управлением К.Т.Б., являвшегося мужем истца. В результате ДТП транспортные средства получили механические повреждения, водитель К.В.Ю. от полученных телесных повреждений скончался па месте происшествия, водитель К.Т.Б. скончался в БУ «СКТБ» г. Сургута. Виновным в ДТП был признан водитель К.В.Ю., в отношении которого отказано в возбуждении уголовного дела в связи со смертью последнего. Несчастный случай с К.Т.Б. произошел во время исполнения им своих трудовых обязанностей в ОАО «СПАТО», в котором он работал в должности водителя, и которое являлось владельцем автобуса ПАЗ.

Отказывая в удовлетворении требования истца М. о взыскании компенсации морального вреда в связи со смертью супруга, суд первой инстанции указал на то, что вина ОАО «СПАТО» в причинении вреда жизни и здоровью К.Т.Б. отсутствует, что вред причинен жизни одного из владельцев источника повышенной опасности в результате взаимодействия источников повышенной опасности, поэтому следует руководствоваться пп.2 п.3 ст. 1079 ГК РФ и п.2 ст. 1064 ГК РФ.

Данный вывод суда судебная коллегия признала незаконным по следующим основаниям.

В соответствии с положениями с п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п.2 и п. 3 ст. 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании.

В соответствии с разъяснением в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 26.01.2010 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина» ( п. 19 ) не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения трудовых обязанностей на основании трудового договора или гражданско-правового договора с собственником источника повышенной опасности.

Согласно п.п. 1п. 3 ст. 1079 ГК РФ владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников третьим лицам по основаниям, предусмотренным п. 1 настоящей статьи.

Следовательно, водителя К.Т.Б. нельзя признать владельцем источника повышенной опасности, положения п.п. 2 п. 3 ст. 1079 ГК РФ не применимы, владельцем источника повышенной опасности (автобуса ПАЗ) являлось ОАО «СПАТО», причинение вреда жизни К.Т.Б. произошло при взаимодействии источников повышенной опасности, одним из которых был автобус ПАЗ, принадлежащий ответчику.

Право потерпевшего на обращение в суд с иском о признании несчастного случая, связанного с производством, сроком не ограничено, поскольку на требования о возмещении вреда, причиненного работникам повреждением здоровья, связанным с выполнением ими трудовых обязанностей, исковая давность в силу ст. 208 ГК РФ не распространяется

К. Обратился в суд с иском к ОАО «Сургутнефтегаз» о признании несчастного случая, связанным с производством, компенсации морального вреда.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, стороны находятся в трудовых отношениях, истец работает водителем автомобиля.

20.03.2013 К., спускаясь из жилого вагончика по металлической лестнице, поскользнулся, упал на левый бок, получив при падении закрытый перелом 9 ребра слева.

Несчастный случай, происшедший с К., квалифицирован как не связанный с производством.

Решением Сургутского городского суда от 15.05.2014, вступившим в законную силу, исковые требования К. к ОАО «Сургутнефтегаз» о признании акта несчастного случая незаконным, необоснованным и противоречащим закону, оставлены без удовлетворения.

Предполагая, что несчастный случай, произошедший с истцом, связан с производством, К. обратился в суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, установив, что истцу об отказе работодателя признать несчастный случай, связанным с производством, стало известно в апреле 2013 года, а обратился К. в суд 15 января 2015 года, отказал в удовлетворении иска в предварительном судебном заседании без исследования фактических обстоятельств по делу, сославшись на пропуск истцом без уважительных причин трехмесячного срока обращения в суд, установленного ст. 392 Трудового кодекса Российской Федерации.

С таким выводом суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась.

Согласно абз.4 ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина.

Требования истца о признании несчастного случая, связанного с производством, являются не только трудовыми, а и гражданско-правовыми, поскольку связаны с функцией охраны жизни и здоровья граждан. Поэтому право потерпевшего на обращение в суд с иском о признании несчастного случая, связанного с производством, сроком не ограничено, поскольку на требования о возмещении вреда, причиненного работникам повреждением здоровья, связанным с выполнением ими трудовых обязанностей, исковая давность в силу ст. 208 ГК РФ не распространяется

При таких обстоятельствах принятое по делу решение нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением дела в суд первой инстанции для его рассмотрения по существу заявленных требований.

2. Судебная практика по делам о восстановлении на работе.

Если работник является руководителем (его заместителем) выборного коллегиального органа профсоюзной организации, не освобожденным от основной работы, то при его увольнении учитывается мнение вышестоящего выборного профсоюзного органа, а не выборного органа первичной профсоюзной организации.

Апелляционным определением от 14.07.2015 отменено решение Когалымского городского суда от 11.03.2015 с принятием нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований первичной профсоюзной организации работников ООО «Системный интегратор» в г. Когалыме «Электрон», в защиту Р., К. к ООО «Системный интегратор» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Согласно п.2 ч.1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Увольнение по указанному основанию допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности (ч.3 ст. 81 ТК РФ).

В силу ч.2 ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с частью 3 ст. 81настоящего Кодекса.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, истцы были приняты на работу в ООО «Системный интегратор» участок сервисного обслуживания АСУ ТП Когалымского центра сервисного обслуживания систем автоматизации ТПУ «ЗапСибнефтеавтоматика»: Р. с 16.05.2012 на должность инженера-электроника 2 категории, К. с 24.05.2012 на должность инженера-электроника 1 категории.

Проанализировав представленные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что истцам своевременно были вручены уведомления о сокращении, были предложены вакансии, сокращение явилось реальным, увольнение истцов связано с изменением организационно-штатной структуры организации, то есть с объективными обстоятельствами.

Вместе с тем, удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о нарушении ответчиком процедуры сокращения, а именно, ответчиком не были соблюдены требования ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Судебная коллегия не согласилась с данными выводами по следующим основаниям.

Согласно ч.1 ст. 82 ТК РФ при принятии решения о сокращении численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя и возможном расторжении трудовых договоров с работниками в соответствии с п.2 ч.1 ст.81 настоящего Кодекса работодатель обязан в письменной форме сообщить об этом выборному органу первичной профсоюзной организации не позднее чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий, а в случае, если решение о сокращении численности или штата работников может привести к массовому увольнению работников - не позднее чем за три месяца до начала проведения соответствующих мероприятий. Критерии массового увольнения определяются в отраслевых и (или) территориальных соглашениях.

При этом ст. 374 ТК РФ предусмотрены гарантии работникам, входящим в состав выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций и не освобожденных от основной работы, которые заключаются в том, что увольнение по инициативе работодателя в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 ч.1 ст. 81 данного Кодекса руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.

Вывод суда первой инстанции о том, что работодатель не исполнил возложенную на него ч.1 ст. 82 ТК РФ обязанность, судебная коллегия находит несостоятельным, так как выборный орган первичной профсоюзной организации был в письменной форме уведомлен о принятии решения о сокращении численности или штата работников организации и возможном расторжении трудовых договоров с работниками не позднее чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий.

Доводы истцов на нарушения ответчиком положений ст.ст. 373, 374 ТК РФ суд первой инстанции правомерно посчитал необоснованными, поскольку обязанности у ответчика соблюдать положения ст.373 ТК РФ об учете мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации не имелось.

Из буквального толкования ч.13 ст.374, ч.2 ст.82, 373 ТК РФ следует, что если работник является руководителем (его заместителем) выборного коллегиального органа профсоюзной организации, не освобожденным от основной работы, то при его увольнении учитывается мнение вышестоящего выборного профсоюзного органа, а не выборного органа первичной профсоюзной организации. Р. являлся руководителем первичной профсоюзной организации, К. - заместителем руководителя, что сторонами не оспаривается.

Ответчик письменно обращался в Координационный Совет PC «Профсвобода», который является вышестоящей организацией, за получением предварительного согласия увольнения истцов, на что был получен ответ информационного характера, в котором отсутствовало решение о согласии или несогласии на увольнение истцов. Работодатель, оценив данный ответ как отсутствие решения как такового, по истечению установленного 7-дневного срока представления решения произвел увольнение истцов по сокращению штатов в отсутствие согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа.

Учитывая изложенное, судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии со стороны работодателя нарушений действующих положений трудового законодательства при сокращении и увольнении Р., К., что свидетельствует о незаконности оспариваемого решения.

3. Судебная практика по делам о выселении из жилого помещения.

В случае прекращения договора найма жилого помещения в общежитии в связи с передачей такого жилого помещения в оперативное управление другому юридическому лицу выселение граждан из указанного жилого помещения без предоставления им других жилых помещений законом не предусмотрено.

Апелляционным определением от 30.06.2015 решение Ханты-Мансийского районного суда от 24.03.2015 в части признания Ч. утратившим право пользования жилым помещением отменено. Принято в указанной части новое решение об отказе в удовлетворении иска Департамента управления делами Губернатора ХМАО-Югры к Ч. о признании утратившим право пользования жилым помещением в общежитии после проведения капитального ремонта.

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, Ч. с 19.04.2002 проживает в общежитии по улице Чехова, 14. Указанное жилое помещение предоставлено ему работодателем, в связи с работой в профтехучилище № 10 (ПУ-10), на основании ордера от 18.04.2002.

Департамент не оспаривает принадлежность спорного общежития в указанный период времени профтехучилищу № 10. Право собственности за автономным округом на это общежитие зарегистрировано 19.07.2007 на основании выписки из реестра государственной собственности Ханты- Мансийского автономного округа - Юры от 19.12. 2006.

29.11.2010 право оперативного управления общежитием зарегистрировано за учреждением профессионального образования «Ханты- Мансийский технолого-педагогический колледж».

В связи с проведением капитального ремонта в спорном общежитии, на период его проведения ответчик был переселён в общежитие по улице Студенческая. Ремонт завершён 25.12.2013.

Департамент, извещая Ч. об утрате оснований для проживания в общежитии по улице Студенческая, указал и на утрату права проживать в общежитии по улице Чехова, 14, ссылаясь на то, что общежитие после капитального ремонта передано в оперативное управление другому юридическому лицу - Дирекции по эксплуатации служебных зданий. Право оперативного управления за Дирекцией зарегистрировано 14 октября 2014 года.

Как следует из существа иска, Департамент, обращаясь в суд с требованием о признании Ч. утратившим право пользования жилым помещением в общежитии по улице Чехова, 14 после проведения в нём капитального ремонта, по сути, ставит вопрос об его выселении из этого общежития.

В обоснование иска Департамент указал обстоятельства передачи в 2014 году общежития из оперативного управления Ханты-Мансийский технолого-педагогического колледжа в оперативное управление Дирекции по эксплуатации служебных зданий и работы ответчика в ООО «Транспортные технологии». Ссылаясь на ч.2 ст. 102 ЖК РФ, Департамент считал, что у Ч. правоотношения по пользованию общежитием по улице Чехова, 14 прекращены, поскольку он не является сотрудником Дирекции по эксплуатации служебных зданий и иной бюджетной организации.

Согласно ч. З ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным требованиям.

Таким образом, исходя из предмета и основания иска, спорные правоотношения регулируются ч.2 ст. 102 ЖК РФ.

В соответствии с названной нормой переход права собственности на жилое помещение в общежитии, а также его передача в хозяйственное ведение или оперативное управление другому юридическому лицу влечет за собой прекращение договора найма такого жилого помещения, за исключением случаев, если новый собственник такого жилого помещения или юридическое лицо, которому передано такое жилое помещение, является стороной трудового договора с работником - нанимателем такого жилого помещения.

Согласно ч.1 ст. 103 ЖК РФ в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных ч.2 ст.102 настоящего Кодекса.

Из приведённых норм в их взаимосвязи, применительно к настоящему спору, следует, что в случае прекращения договора найма жилого помещения в общежитии в связи с передачей такого жилого помещения в оперативное управление другому юридическому лицу выселение граждан из указанного жилого помещения без предоставления им других жилых помещений законом не предусмотрено.

Таким образом, правовых оснований для удовлетворения иска Департамента, обусловленного фактом передачи общежития в оперативное управление другого юридического лица, с которым ответчик в трудовых отношениях не состоит, не имеется.

Доводы Ч. о пропуске истцом срока исковой давности, исчисляемого, по его мнению, с момента прекращения им трудовых отношений с профтехучилищем № 10 в 2004 году имеют значение при разрешении иска, обоснованного ч.2 ст. 105 ЖК РФ, а не при разрешении настоящего спора.

Передача общежития из оперативного управления Ханты-Мансийского технолого-педагогического колледжа в оперативное управление Дирекции по эксплуатации служебных зданий произошла в октябре 2014 года; с иском, в основу которого положено данное обстоятельство, Департамент обратился 4 марта 2015 года, то есть в пределах срока исковой давности. Ч. не состоит в трудовых отношениях с новым владельцем общежития. Вместе с тем, как было указано выше, положения ч.1 ст. 103 ЖК РФ не позволяет признать ответчика утратившим право пользования общежитием (равно, при установленных обстоятельствах - выселить), без предоставления другого жилого помещения.

4. Судебная практика по искам прокуроров.

Закон, регулирующий социальные гарантии инвалидам, предусматривает возможность получения жилья в расчёте на членов семьи в случаях, если в семье имеются дети инвалиды.

Прокурор г. Пыть-Яха в интересах Д.И.Р. (истец) обратился в суд с иском к Администрации г. Пыть-Яха (ответчик, Администрация) о предоставлении вне очереди жилого помещения по договору социального найма в расчёте на инвалида и членов его семьи.

Апелляционным определением от 07.07.2015 отменено в части решение Пыть-Яхского горсуда от 07.04.2015, которым администрацию г. Пыть-Яха обязали предоставить вне очереди Д.И.Р. на состав семьи 4 человека отдельное благоустроенное жилое помещение, общей площадью не менее 90 кв.м., отвечающее санитарным и техническим требованиям, по договору социального найма, расположенное на территории города Пыть-Яха.

Из материалов дела следует, что спор возник о наличии у Д.И.Р. и членов его семьи права на получение жилья вне очереди с учетом нормы предоставления.

Установлено, что Д.И.Р. Б.P.O., С.К.Н., С. являются членами одной семьи. Зарегистрированы и проживают совместно. Их жильё состоит из одной комнаты, находится в приспособленном для проживания нежилом строении. Другого жилья члены семьи Д.И.Р. на праве собственности не имеют.

При этом, Д.И.Р. признан инвалидом 2 группы, страдает тяжелой формой хронического расстройства, при котором невозможно совместное проживание граждан в одной квартире. Это подтверждается заключением врачебной комиссии от 27.03.2013(код заболевания по МКБ 10 -F 72.02).

Решением Пыть-Яхского городского суда от 23.03.2004 и распоряжением главы города от 02.04.2004 Д.И.Р. признан недееспособным, над ним установлена опека его матери Б.P.O.

Согласно заявлению Б.P.O. от 28.11.2000, выписке из протокола заседания общественной городской комиссии по учету и распределению жилья от 30.11.2000, семья Б.P.O.: муж и двое сыновей, состоят в общей очереди на улучшение жилищных условий под № 605. Признаны нуждающимися в получении жилья по общим основаниям.

По состоянию на 13.01.2015 истец состоит на учёте граждан нуждающихся, в предоставлении жилых помещений по договорам социального найма под № 20. До настоящего времени жилым помещением не обеспечен.

Разрешая исковые требования Д.И.Р., суд в части его требований правильно установил обстоятельства спора, обоснованно пришел к выводу о наличии оснований для улучшения его жилищных условий вне очереди, исходя из того, что является инвалидом и вправе ставить вопрос о реализации льготного права на получение жилья в любое время.

При этом, суд удовлетворил также требования истца о получении жилья в расчёте на членов семьи, с учетом нормы предоставления. С этими выводами суда не согласилась судебная коллегия.

Закон, регулирующий социальные гарантии инвалидам, предусматривает возможность получения жилья в расчёте на членов семьи в случаях, если в семье имеются дети инвалиды. Истец является совершеннолетним лицом.

Члены его семьи льготным правом на улучшение жилищных условий вне очереди не обладают, несмотря на то, что состоят на учёте в общей очереди. Их право на улучшение жилищных условий в порядке очерёдности отказом ответчика предоставить жильё с учётом нормы предоставления не нарушено.

Соответственно основания для удовлетворения заявленных прокурором требований в отношении членов семьи инвалида отсутствуют. Несмотря на это иск удовлетворен, что указывает на неправильное определение значимых обстоятельств и является основанием для отмены судебного решения в силу ст. 330 ГПК РФ.

Тот факт, что члены семьи оказывают помощь в уходе инвалида, безусловным основанием для предоставления жилья в расчёте на них по смыслу закона, регулирующего льготы инвалидам, не является.

Перечень соответствующих заболеваний устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Постановлением Правительства РФ № 378 от 16.06.2006 утвержден «Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире», где содержатся наименования заболеваний и их код по международной классификации болезней.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в статье 51 названного Кодекса, жилые помещения по договору социального найма предоставляются вне очереди.

К такой категории граждан, имеющих право на внеочередное обеспечение жилой площадью по договору социального найма, как правильно установлено судом, Д.И.Р. относится.

На федеральном уровне обеспечение жилыми помещениями инвалидов, вставших на учет нуждающихся в жилье до 1 марта 2005 года, осуществляется в соответствии с Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации».

Материалы дела подтверждается, что истец состоит на общем учёте для получения социального жилья. Статьей 17 Федерального закона от 24.11.1995 № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» определено, что инвалиды и семьи, имеющие детей-инвалидов, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, принимаются на учет и обеспечиваются жилыми помещениями в порядке, предусмотренном законодательством РФ и законодательством субъектов РФ.

Из смысла статьи 17 названного выше Федерального закона, следует, что данная статья является отсылочной нормой, подлежащей применению в системной взаимосвязи с положениями этого же Федерального закона и нормами жилищного законодательства.

Пунктом 2 Правил предоставления льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями, оплате жилья и коммунальных услуг, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 27.07.1996 № 901, определены основания признания инвалидов и семей, имеющих детей-инвалидов, нуждающимися в улучшении жилищных условий для принятия их на учет.

Порядок предоставления жилого помещения в порядке очередности или в льготном (внеочередном) порядке названные Правила не устанавливают.

Факт постановки семьи истца в составе четырех человек на учёт нуждающихся в улучшении жилищных условий ответчиком не оспаривался.

Согласно п. 6 указанных выше правил жилые помещения инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, предоставляются на каждого члена семьи в пределах нормы, устанавливаемой органами государственной власти субъектов РФ. Дополнительная жилая площадь в виде отдельной комнаты предоставляется инвалидам в соответствии с перечнем заболеваний, утвержденным Правительством РФ.

Предоставление инвалиду жилого помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда осуществляется с учётом его права на дополнительную жилую площадь. При этом, названный пункт правил также не определяет условия предоставления жилья инвалиду в расчёте на членов его семьи, а лишь разъясняет, какой размер и вид жилой площади (в виде отдельной комнаты) подлежит предоставлению инвалиду.

Исходя из смысла указанных выше норм закона, следует, что законодатель, предусматривая право лица, страдающего тяжелой формой хронического заболевания, исходил из необходимости оградить его и проживающих совместно с ним лиц от неблагоприятных проявлений, которые сопутствуют заболеванию.

Учитывая, что правом на получение жилого помещения обладает Д.И.Р., как инвалид 2 группы, в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ жильем не обеспечен, это нарушает его права. Исковые требования в отношении него удовлетворены судом правильно.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о законности постановленного судом решения в части. Наличии оснований для удовлетворения исковых требований истца в части внеочередного предоставления жилого помещения, отвечающего санитарным и техническим требованиям в виде отдельной квартиры, общей площадью не менее 33 кв.м., с учетом права истца на дополнительную площадь.

В части удовлетворения иска об обеспечении семьи истца вне очереди жильём, решение суда отменено.

Обязанность по обеспечению жильем лиц детей-сирот и оставшихся без попечения родителей возлагается на орган исполнительной власти по месту жительства таких лиц, поскольку предоставление жилья в ином месте гражданину не позволит им пользоваться по прямому назначению (для проживания).

Апелляционным определением от 18.08.2015 отменено решение Нефтеюганского районного суда от 24.04.2015 и принято новое решение об удовлетворении иска Нефтеюганского межрайонного прокурора в интересах Ч. к администрации города Нефтеюганска о предоставлении жилого помещения специализированного жилого фонда.

Из материалов дела следует, что Ч. является лицом из числа детей, оставшихся без попечения родителей. Она не имеет своего жилья. Указанные обстоятельства послужили основанием для издания комитетом опеки и попечительства Администрации приказа от 15.05.2014 о включении её в список детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями.

Согласно ч.1 ст. 109.1 ЖК РФ, предоставление жилых помещений лицам указанной выше категории по договорам найма специализированных жилых помещений осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.

Включение Ч. в Список отвечает требованиям п.3 ст.5 Закона ХМАО-Югры от 9.06.2009 № 86-оз «О дополнительных гарантиях и дополнительных мерах социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, усыновителей, приемных родителей в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре». Она родилась в г. Пыть-Яхе 30.11.1996, где проживала до помещения в детский дом «Светозар», расположенный в г. Нефтеюганске. После 3.06.2014 находилась под попечением Г., проживающей в сельском поселении Сингапай Нефтеюганского района.

В соответствии с абз. 2 ч.1 ст. 8 Федерального закона от 21.12.1996 N 159-ФЗ (в ред. Федерального закона от 29.02.2012 N 15-ФЗ) "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" жилые помещения специализированного жилищного фонда предоставляются нуждающимся в жилом помещении лицам названной категории, по достижении 18 лет, а также в случае приобретения ими полной дееспособности до достижения совершеннолетия.

Ч. 18 лет исполнилось 30.11.2014, однако, жилое помещение ей не предоставлено, что и явилось основанием для обращения прокурора в интересах Ч. с настоящим иском в суд.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции согласился с доводами Администрации об отсутствии у неё обязательств по предоставлению жилого помещения Ч., поскольку местом жительства последней г. Нефтеюганск не является. При этом суд исходил из того, что фактически Ч. проживает в сельском поселении Сингапай Нефтеюганского района, она состоит на учёте в Комитете опеки и попечительства администрации Нефтеюганского района.

Судебная коллегия с данным выводом не согласилась.

По смыслу приведённого законодательства, регулирующего спорные правоотношения, обязанность по обеспечению жильем лиц детей-сирот и оставшихся без попечения родителей, возлагается на орган исполнительной власти по месту жительства таких лиц, поскольку предоставление жилья в ином месте гражданину не позволит им пользоваться по прямому назначению (для проживания).

Из дела следует, комитет опеки и попечительства Администрации не принимал решение об исключении Ч. из Списка в связи с переменой места жительства. В аналогичный Список по Нефтеюганскому району она не включена; с заявлением о предоставлении жилого помещения специализированного жилищного фонда в администрацию Нефтеюганского района ни она, ни её попечитель не обращались. Ч. состоит на учёте в органах опеки и попечительства Нефтеюганского района в целях осуществления контроля за исполнением попечителем своих обязанностей. Жилое помещение по адресу: Нефтеюганский район, с.п. Сингапай для Ч. - место временного пребывания.

В соответствии ч. 1 ст. 27 Конституции Российской Федерации, ст.ст. 1 и 2 Закона Российской Федерации от 25.06.1993 № 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" гражданин Российской Федерации свободен в выборе места жительства.

Исходя изложенного, оснований для вывода о том, что г. Нефтеюганск не является местом жительства Ч., у суда первой инстанции не имелось.

Отдел по обеспечению участия

прокуроров в гражданском процессе

Возврат к списку