Печать

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Приговор изменен ввиду неправильной квалификации действий осужденных

Нижневартовским районным судом П.Г., С.В. и П.Е. признаны виновными по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ в хищении по предварительном сговору группой лиц свыше 700 литров газового конденсата из газопровода, принадлежащего ОАО МПК «Аганнефтегазгеология».

Согласно материалам уголовного дела, указанные лица незаконно проникли на территорию газопровода, где из подземной емкости похитили газовый конденсат.

Из обвинения, с которым согласились осужденные, следует, что они совершили одновременно кражу из газопровода и хищение с незаконным проникновением в иное хранилище, предназначенное для сбора и хранения газового конденсата, расположенное до точки врезки в газопровод на огражденной территории, закрытое для входа посторонних лиц.

Судебная коллегия признала необоснованным осуждение П.Г., С.В. и П.Е. по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ, поскольку они не совершали врезки в газопровод и не покушались на хищение газа из газопровода или нефти из нефтепровода путем повреждения трубопровода.

В связи с чем, их действия были переквалифицированы на п.п. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, наказание снижено, кроме того С.В. и П.Е. освобождены от назначенного наказания вследствие акта об амнистии.

Доводы осужденной о необоснованности

и несправедливости приговора признаны несостоятельными

Октябрьским районным судом П. осуждена по ч. 3 ст. 159 УК РФ к условному лишению свободы за мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием, с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

В апелляционных жалобах П. и ее защитник просили отменить обвинительный приговор и оправдать П., ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также на нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, допущенные судом при постановлении приговора.

Судебной коллегией оснований для удовлетворения доводов жалоб не установлено.

Выводы суда первой инстанции о доказанности вины П. в совершении преступления основаны на совокупности приведенных в приговоре доказательств, которыми подтверждено, что начисление и выплата главным бухгалтером филиала ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии по ХМАО-Югре по Октябрьскому району и г. Нягани» П. стимулирующей надбавки себе за период с 1 января по 10 апреля 2006 года, а также оплата больничного листа в марте 2006 года за счет внебюджетных средств произведена необоснованно, так как указанная надбавка главному бухгалтеру установлена только с 10.04.2006 дополнительным соглашением к трудовому договору, а в период с 10.04.2006 по 27.11.2007 начисление и выплата стимулирующей надбавки производились в большем размере, чем это было предусмотрено дополнительным соглашением, что привело к начислению и выплате отпускных, компенсации за неиспользованный отпуск, больничных листов, выходного пособия в большем размере. В результате чего П. необоснованно получила денежные средства на общую сумму около 400 тыс. руб.

Доводы П. и ее защитника об отсутствии умысла на хищение денежных средств, поскольку все начисления производились согласно действующему правовому регулированию, с учетом положений коллективного договора, приказов об установлении доплат, судом проверены и признаны несостоятельными. В судебном заседании установлено самостоятельное применение П. положений коллективного договора при начислении себе выплат и последующее начисление стимулирующих выплат в размере, превышающем сумму 6-кратного размера оплаты труда, что противоречило условиям заключенного с П. дополнительного соглашения.

О наличии прямого умысла на хищение свидетельствуют фактические обстоятельства дела и представленные доказательства, на основании которых суд правильно сделал вывод, что осужденная согласно положениям должностной инструкции должна была знать законодательство о бухгалтерском учете, формы и порядок финансовых отчетов, должна была обеспечивать контроль за расходованием фонда оплаты труда, правильность расчетов по оплате труда работников. П. имеет необходимую квалификацию и опыт работы. Кроме того, в ходе проведения выборочной аудиторской проверки и экспертизы в отношении других сотрудников учреждения, в том числе в отношении главного врача подобных нарушений не выявлено.

Доводы, изложенные в апелляционных жалобах, установленные обстоятельства и выводы суда первой инстанции не опровергают, направлены на переоценку доказательств, оснований для которой судом апелляционной инстанции не установлено.

Приговор изменен в связи с ошибочным применением уголовного закона, ухудшающим положение осужденного

Белоярским городским судом Т. осужден по ч. 1 ст. 223 УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 100 000 руб., на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

Т. признан виновным в незаконном изготовлении огнестрельного оружия, совершенном в январе 2010 года в д. Юдильск Белоярского района. Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства.

Причиной пересмотра судебного решения явилось неправильное применение уголовного закона. Так, при назначении Т. наказания судом первой инстанции применена санкция ч. 1 ст. 223 УК РФ в редакции Федеральных законов от 28.12.2010 № 398-ФЗ и 24.11.2014 № 370-ФЗ, предусматривающая наказание от трех до пяти лет лишения свободы со штрафом.

Вместе с тем на момент совершения Т. преступления действовала редакция Федерального закона от 25.06.1998 № 92-ФЗ, санкция которого предусматривала наказание в виде лишения свободы от двух до четырех лет лишения свободы и не содержала дополнительного наказания в виде штрафа. В связи с этим действия Т. судебной коллегией переквалифицированы на действующую в момент совершения преступления редакцию ч. 1 ст. 223 УК РФ, по которой назначено 2 года лишения свободы, исключено дополнительное наказание в виде штрафа. В остальном приговор оставлен без изменения.

Наказание снижено в связи с необоснованным признанием отягчающего обстоятельства

Ханты-Мансийским районным судом Б. осужден по п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы за хищение имущества ЗАО «Забсибинтерстрой» на сумму свыше 200 тыс. руб.

При назначении Б. наказания судом первой инстанции, в том числе учтено отягчающее обстоятельство – совершение преступления в состоянии, вызванном употреблением алкоголя.

Вместе с тем факт нахождения Б. в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения достоверно не подтвержден. В ходе предварительного расследования Б. утверждал, что накануне совершения преступления выпил спиртное. В судебном заседании пояснил, что выпил уже после совершения кражи.

В материалах уголовного дела, кроме показаний самого обвиняемого об употреблении им алкоголя перед совершением преступления, а также показаний свидетеля М., видевшего Б. в нетрезвом состоянии после совершения кражи, объективных данных о нахождении Б. в состоянии алкогольного опьянения в момент совершения преступления нет.

Поскольку доводы осужденного об употреблении им алкоголя после совершения преступления не опровергнуты, судьей апелляционной инстанции из описательно-мотивировочной части приговора указанное отягчающее обстоятельство исключено, наказание снижено.

Установление дополнительного смягчающего обстоятельства повлекло снижение осужденному наказания

Сургутским городским судом М. осужден п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к лишению свободы за кражу, совершенную с незаконным проникновением в жилище Г. Уголовное дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

При назначении М. наказания суд учел характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в качестве смягчающих обстоятельств - наличие малолетнего ребенка, полное возмещение ущерба, отягчающее обстоятельство - рецидив преступлений.

Как видно из материалов уголовного дела, явки с повинной, оформленной в соответствии с ч. 3 ст. 141, ст. 142 УПК РФ, нет. Однако имеются сведения о том, что до возбуждения уголовного дела в ходе проверки по заявлению о преступлении М. в беседе с сотрудником полиции признался в совершении кражи, пояснил обстоятельства совершения преступления, указал лицо, которому сбыл похищенное имущество, которое было изъято и возращено потерпевшему. В дальнейшем в ходе предварительного расследования М. давал подробные признательные показания, подтвердил их при проверке на месте преступления.

Указанное свидетельствует об активном способствовании М. раскрытию и расследованию преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления, что на основании п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ судебной коллегией признано смягчающим обстоятельством, влияющим на наказание. С учетом совокупности смягчающих обстоятельств, установленных судом первой и апелляционной инстанций, применены положения ч. 3 ст. 68 УК РФ, наказание М. снижено.

Доводы осужденного о несправедливости приговора в

части назначенного наказания признаны несостоятельными

Нижневартовским городским судом Ж. осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием в колонии особого режима. Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства.

Ж. признан виновным в незаконных приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Как указала судебная коллегия, доводы Ж. о том, что суд не учел наличие тяжких заболеваний, необоснованны, так как сведений о данных заболеваниях в материалах дела не имелось, и суду первой инстанции представлено не было. Более того, в судебном заседании на вопрос государственного обвинителя подсудимый Ж. заявил, что хроническими заболеваниями не страдает. Приложенная к апелляционной жалобе медицинская справка о наличии указанных заболеваний осужденным Ж. была получена и направлена в суд после вынесения приговора.

Вместе с тем дополнительно представленные медицинские данные, а также сведения о возрасте матери осужденного, с которой он совместно проживал, не влияют на справедливость назначенного наказания, а потому не являются основанием для его смягчения.

Приговор изменен, поскольку не установлено оснований для применения акта об амнистии и освобождения осужденной от наказания

Приговором Радужнинского городского суда Б. осуждена по ч. 1 ст. 306 УК РФ к штрафу в размере 15 000 руб., от назначенного наказания освобождена на основании п.п. 9, 12 постановления Государственной Думы от 24.04.2015 «Об объявлении амнистии, в связи с 70-летием Победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов».

Вывод суда о возможности освобождения Б. от наказания в связи с применением акта амнистии судьей апелляционной инстанции признан необоснованным.

В соответствии с п. 6 вышеуказанного постановления под действие амнистии подпадают лица, совершившие преступления до дня вступления его в силу, и осужденные, отбывающие наказание на территории Российской Федерации.

На основании п. 14 постановления, а также п. 23 постановления Государственной Думы ФС РФ от 24.04.2015 № 6578-6 ГД «О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ «Об объявлении амнистии, в связи с 70-летием Победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов» постановления вступают в силу со дня их официального опубликования.

Согласно ст. 4 Федерального закона от 14.06.1994 № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, актов палат Федерального Собрания» официальным опубликованием акта палаты Федерального Собрания считается первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете», «Собрании законодательства Российской Федерации» или первое размещение (опубликование) на «Официальном интернет-портале правовой информации».

Постановления об объявлении амнистии и порядке ее применения были опубликованы на «Официальном интернет-портале правовой информации» 24.04.2015.

Поскольку приговором суда установлено, что преступление Б. совершено 26.04.2015, т.е. после вступления в законную силу вышеуказанных постановлений, то оснований для применения в отношении нее акта об амнистии и освобождении от назначенного наказания у суда не имелось. В связи с чем, приговор в отношении Б. изменен, исключено применение в отношении нее акта об амнистии.

Необоснованное прекращение уголовного дела в связи

с актом об амнистии повлекло отмену судебного решения

Нефтеюганским районным судом уголовное преследование В., обвиняемого по п.п. «б», «в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, прекращено в связи с изданием постановления Государственной Думы ФС РФ от 24.04.2015 «Об объявлении амнистии, в связи с 70-летием Победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов».

В соответствии с п.п. 5 п. 1, п.п. 1 п. 6 постановления об амнистии подлежат прекращению находящиеся в судах уголовные дела в отношении несовершеннолетних, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений небольшой и средней тяжести.

Как установлено судом, В. на момент совершения преступлений не достиг 18 лет, инкриминируемые ему деяния относятся к категории средней тяжести, наказание за которые не превышает пяти лет лишения свободы.

Суд правильно пришел к выводу о возможности прекращения уголовного дела в отношении В., однако при этом не учел, что одно из преступлений – хищение имущества у Б. было совершено 04.05.2015, т.е. после вступления в законную силу постановления Государственной Думы ФС РФ от 24.04.2015 «Об объявлении амнистии, в связи с 70-летием Победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов». В связи с чем, у суда не было законных оснований для прекращения уголовного дела в части обвинения В. по факту хищения имущества Б.

Судьей апелляционной инстанции постановление суда в части прекращения уголовного дела по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ отменено, уголовное дело в данной части направлено на новое судебное разбирательство.

Судебное решение отменено, в связи с не подтверждением выводов суда исследованным в судебном заседании доказательствам

Нижневартовским городским судом Г. было отказано в удовлетворении жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, о признании незаконным и необоснованным постановления следователя о прекращении уголовного преследования заявителя в связи с непричастностью к совершению преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ. Г. обжаловал принятое решение в апелляционном порядке.

По смыслу закона при подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для принятого должностным лицом решения, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы. Результаты исследования отражаются в протоколе судебного заседания, копии таких материалов хранятся в производстве по жалобе.

Судом апелляционной инстанции установлено, что суд, приняв жалобу к своему производству, не истребовал и не исследовал в судебном заседании материалы уголовного дела в отношении Г., также судом не были исследованы и копии материалов дела, представленных суду заявителем. Суд ограничился объяснениями следователя и заявителя, что отражено в протоколе судебного заседания.

Вопреки требованиям ч. 1 ст. 389.15 УПК РФ постановление не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, поскольку выводы суда не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

При таких обстоятельствах прийти к выводу о том, что доводы заявителя Г. проверены судом первой инстанции, а постановление суда является законным и обоснованным, не представилось возможным. Постановление суда отменено, материал направлен на новое судебное разбирательство.

Постановление суда об оставлении представления прокурора без рассмотрения в связи с пропуском срока апелляционного обжалования отменено

Березовский районный суд оставил без рассмотрения апелляционное представление прокурора на постановление суда, которым отказано в удовлетворении ходатайства следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Р.

В обоснование принятого решения указал, что согласно расписке копию обжалуемого судебного решения от 17.06.2015 заместитель прокурора получил 18.06.2015, сроки обжалования истекли 19.06.2015.

Между тем согласно ч. 4 ст. 7 УПК РФ постановления судьи должны быть законными, обоснованными и мотивированными. В порядке ч. 11 ст. 108 УПК РФ постановление судьи по мере пресечения может быть обжаловано в апелляционном порядке с учетом особенностей, предусмотренных ст. 389.3 УПК РФ, в течение 3 суток со дня его вынесения. Учитывая, что постанов-ление вынесено 17.06.2015, то процессуальный срок его обжалования истекал 20.06.2015, т.е. в нерабочий день – субботу. В соответствии с ч. 2 ст. 128 УПК РФ срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток. Если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем процессуального обжалования считается первый, следующий за ним, рабочий день. Последним днем обжалования постановления Березовского районного суда от 17.06.2015 являлось 22.06.2015, когда и поступило апелляционное представление прокурора. И в данном случае оснований для возбуждения перед судом ходатайства о восстановлении процессуального срока на обжалование постановления не имелось, так как срок его обжалования пропущен не был.

В связи с этим постановление суда отменено, материал направлен в районный суд для подготовки к апелляционному рассмотрению.

Отказ в удовлетворении ходатайства осужденного об отмене условного осуждения и снятии судимости признан законным и обоснованным

Нижневартовским городским судом В. отказано осужденному в отмене условного осуждения и снятии судимости.

В апелляционной жалобе осужденный просил постановление суда отменить, ссылаясь на то, что он отбыл более половины установленного законом срока, ранее не судим, к административной ответственности не привлекался, возложенные судом обязанности исполнял добросовестно, положительно характеризуется, имеет постоянное место работы и жительства, семью, воспитывает сына, получил высшее образование. Снятие судимости ему необходимо для трудоустройства на более высокооплачиваемую работу, а также для оформления ипотечного кредита.

Апелляционная инстанция указала, что оснований для отмены судебного решения не имеется.

По смыслу закона основанием для отмены условного осуждения является не исправление осужденного, заключавшееся в его примерном поведении, а признание судом того обстоятельства, что для своего исправления такое лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Решение об отмене условного осуждения и снятии судимости с осужденного является правом, а не обязанностью суда.

Суд первой инстанции, рассматривая ходатайство В., тщательно проверил материалы, характеризующие поведение осужденного за время отбывания условного наказания, выслушал мнение представителя уголовно-исполнительной инспекции, поддерживающего заявленное осужденным ходатайство, а также доводы В., лично участвующего в судебном заседании.

Оснований для отмены условного осуждения и снятия судимости не имеется, поскольку в настоящий момент отсутствуют достаточные основания полагать, что В. полностью утратил общественную опасность, твердо встал на путь исправления и в дальнейшем отбывании наказания не нуждается. При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции об отказе в отмене условного осуждения В. и снятии судимости соответствует требованиям закона.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Приговор изменен в связи с тем, что уголовно-процессуальный закон не предусматривает возможности применения полиграфа в уголовном процессе

Приговором Нижневартовского городского суда П. осужден по ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 222 УК РФ к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Апелляционным определением приговор оставлен без изменения.

В приговоре суд в качестве доказательств виновности П. в совершении убийства Р. сослался, в том числе на заключения специалиста, проводившего психофизиологические исследования с использованием полиграфа в отношении осужденного, а также свидетелей К. и И., признал результаты этих исследований допустимыми доказательствами.

Между тем судом первой инстанции не было учтено, что УПК РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе. Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, одним из способов проверки следственных версий, и такое заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст. 74 УПК РФ.

Данные использования полиграфа при проверке достоверности показаний осужденного и свидетелей не являются доказательствами. Осужденный, а также свидетели были непосредственно допрошены в судебном заседании, и оценка их показаний относится к компетенции суда первой инстанции, а не эксперта.

В связи с чем, президиумом суда заключения специалиста по результатам психофизиологического исследования в отношении осужденного П., свидетелей К. и И. признаны недопустимыми доказательствами, исключены из приговора. Вместе с тем исключение этих доказательств на законность осуждения П. не повлияло, поэтому приговор в остальной части оставлен без изменения.

Дополнительное наказание исключено, поскольку надлежащим образом в приговоре не мотивировано

Приговором Мегионского городского суда Д. осужден по п. «б» ч. 2 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 80 000 руб. с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Определением судебной коллегии приговор оставлен без изменения.

Д. признан виновным в незаконном сбыте гашиша в крупном размере, в покушении на сбыт гашиша и приготовлении к незаконному сбыту гашиша в особо крупном размере.

В соответствии с п. 4 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания.

Из санкций ч. 2 и ч. 3 ст. 228.1 УК РФ следует, что дополнительное наказание в виде штрафа не является обязательным. При таком положении суду надлежало мотивировать необходимость назначения штрафа и его размер.

Вместе с тем суд, назначив Д. дополнительное наказание в виде штрафа как за каждое преступление, так и по их совокупности, не привел мотивы принятого решения в приговоре и не обосновал размер штрафа. Данное нарушение также не устранено судом апелляционной инстанции. В связи с чем из приговора исключено дополнительное наказание в виде штрафа.

Приговор изменен ввиду неправильного применения уголовного закона и необоснованного взыскания процессуальных издержек с осужденного

Приговором Нижневартовского городского суда П. осужден по ч.1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. Апелляционным определением приговор оставлен без изменения.

При назначении П. наказания учтен характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства дела и данные о личности, а также отсутствие отягчающих обстоятельств, наличие смягчающего - активного способствования раскрытию и расследованию преступления.

Санкцией ч. 5 ст. 228.1 УК РФ в качестве наиболее строгого наказания предусмотрено пожизненное лишение свободы. В соответствии с ч. 4 ст. 66 УК РФ пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению не назначается.

В соответствии с ч. 3 ст. 62 УК РФ положения ч. 1 ст. 62 УК РФ о том, что при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, в частности активного способствования раскрытию и расследованию преступления, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ, не применяются, если санкцией статьи предусмотрено пожизненное лишение свободы. В этом случае наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи УК РФ без каких-либо ограничений по сроку или размеру наказания без ссылки на ст. 64 УК РФ.

Президиум указал, что суд первой инстанции правильно применил положения ч. 3 ст. 62 УК РФ, однако установив вышеуказанное смягчающее наказание обстоятельство, назначил П. максимально возможное наказание за приготовление к данному преступлению, в связи с чем, оно подлежит смягчению.

Кроме того, с осужденного необоснованно взысканы процессуальные издержки на оплату услуг адвоката. В соответствии с ч. 1, п. 5 ч. 2, ч. 3 ст. 131, ч.ч. 1, 2 ст. 132 УПК РФ процессуальными издержками являются связанные с производством по уголовному делу расходы, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства. К ним также относятся суммы, выплаченные адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия защитника в уголовном производстве по назначению. Эти суммы выплачиваются по постановлению судьи или по определению суда.

По данному уголовному делу вопреки требованиям уголовно-процессуального закона, суд постановил взыскать с осужденного процессуальные издержки, а именно вознаграждение, выплаченное адвокату за участие в уголовном судопроизводстве по назначению суда в сумме 7 700 руб.

Поскольку защиту подсудимого П. осуществлял адвокат по назначению суда, и П. от услуг адвоката не отказывался, суду следовало решить вопрос о возмещении указанных расходов за счет средств Федерального бюджета.

Постановлением президиума суда приговор изменен, наказание П. смягчено до 9 лет 10 месяцев лишения свободы, этот же приговор в части взыскания процессуальных издержек отменен, заявление адвоката о выплате вознаграждения за участие в судебном заседании в качестве защитника направлено для разрешения в порядке ч. 3 ст. 131 УПК РФ.

Нарушение права на защиту повлекло отмену апелляционного определения

Приговором Березовского районного суда А. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы. Определением коллегии по уголовным делам суда ХМАО-Югры приговор оставлен без изменения.

В соответствии с п.1 ч.1 ст.51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве является обязательным, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от защитника в порядке, установленном ст.52 УК РФ.

О рассмотрении дела судебной коллегией был извещен адвокат Н., представлявший интересы А. в суде первой инстанции, вместе с тем судебное заседание состоялось без его участия. Материалы дела не содержат письменного отказа А. от защитника. Вопрос о необходимости участия защитника и причинах его неявки не обсуждался.

При указанных обстоятельствах право А. на защиту признано кассационной инстанцией нарушенным, определение судебной коллегии отменено с направлением уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение.

Приговор изменен в связи с необоснованным признанием отягчающим

обстоятельством рецидива преступления

Приговором Белоярского городского суда С. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Апелляционным постановлением приговор оставлен без изменения.

Приговор постановлен без проведения судебного разбирательства в особом порядке.

При назначении С. наказания в приговоре учтено наличие в его действиях рецидива преступлений, что признано отягчающим наказание обстоятельством. Как следует из установленных судом обстоятельств, С. ранее был судим по ч. 2 ст. 228 УК РФ, т.е. за тяжкое преступление. Однако в дальнейшем приговор был изменен, действия С. переквалифицированы на ч. 1 ст. 228 УК РФ, т.е. на преступление, которое согласно ст. 15 УК РФ относится к небольшой тяжести.

В соответствии с п. «а» ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести. В связи с этим, рецидив преступлений в действиях С. исключен из приговора, наказание смягчено, местом отбывания наказания определена колония общего режима, поскольку С. ранее отбывал наказание в местах лишения свободы.

Нарушение права потерпевших на участие в судебном заседании повлекло отмену приговора

Приговором Советского районного суда Т. и П. осуждены за ряд хищений чужого имущества. Апелляционным определением приговор изменен в части назначенного наказания.

Приговор постановлен в особом порядке уголовного судопроизводства.

Согласно ч. 4 ст. 231 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

В соответствии с п. 14 ч. 2 ст. 42 УПК РФ потерпевший вправе участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций.

Кроме того, по смыслу положений ч. 2, ч. 4 ст. 316 УПК РФ суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства в случае, если удостоверится, что потерпевшие не возражают против заявленного обвиняемым ходатайства.

При рассмотрении данного дела суды первой и апелляционной инстанций не учли в полной мере указанные требования закона.

Как следует из материалов уголовного дела, потерпевшие Б.С., Б.В. и В.А. не были извещены о дате, времени и месте судебного заседания, поскольку направленные им повестки были возвращены в связи с истечением сроков хранения на почте. Причины, по которым потерпевшие не получили судебных повесток, судом не устанавливались. В результате потерпевшие фактически были лишены судом права участвовать в судебном заседании и довести до сведения суда свою позицию по существу дела, возразить или согласиться на рассмотрение дела в особом порядке судебного разбирательства.

Кроме того, в апелляционных жалобах потерпевшие Б.С. и Б.В. указали о том, что они не были извещены о времени рассмотрения уголовного дела, желали участвовать в судебном заседании и заявить ходатайства о прекращении уголовного дела за примирением сторон. Однако суд апелляционной инстанции их доводам надлежащей оценки не дал.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на исход дела, в связи с чем приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

ПРАКТИКА ВЫНЕСЕНИЯ РЕАБИЛИТИРУЮЩИХ РЕШЕНИЙ

Радужнинским городским судом В. и С. оправданы по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 158 УК РФ ввиду непричастности к совершению преступления.

Органами предварительного расследования В. и С. обвинялись в покушении группой лиц по предварительному сговору на хищение газового конденсата из нефтепровода.

В обоснование принятого решения суд указал, что в судебном заседании не установлен объем газового конденсата, на хищение которого покушались подсудимые, и его реальная стоимость. Представленные стороной обвинения доказательства являются противоречивыми, газовый конденсат не был приобщен в качестве вещественного доказательства и утрачен. Кроме того, емкость, из которой осуществлялся слив газолина, не может быть признана газопроводом.

В нарушение требований ст. 73 УПК РФ характер и размер вреда, причиненного преступлением, не установлен. Объем газового конденсата органом расследования определен неправильно, только по глубине жидкости в цистерне. Емкость, из которой было совершено хищение, намного меньше объемом, чем вменено в вину В. и С. Также не устранены противоречия в показаниях свидетелей, которые накануне кражи откачали собравшийся в емкости газолин.

Кроме того, поскольку хранение и реализация технологической жидкости (газового конденсата – газолина) как самостоятельного продукта ОАО «Варьеганнефтегаз» не производится, стоимость газолина необоснованно была определена из расчета стоимости тонны нефти.

Также не нашел подтверждения квалифицирующий признак - хищение чужого имущества, совершенное из газопровода. В. и С. не производили врезку в газопровод, газолин набирали из емкости, предназначенной для хранения газового конденсата, которая не была соединена напрямую с газопроводом, путем подключения к имеющемуся сливному крану. Указанная емкость в соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ является иным хранилищем для временного хранения примесей попутного газа – газолина.

Лангепасским городским судом отменен приговор мирового судьи в отношении Я. и К., осужденных по ч. 2 ст. 214 УК РФ, постановлен оправдательный приговор, в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

Органом дознания Я. и К. обвинялись в вандализме, т.е. порче имущества в общественном месте группой лиц. При вынесении обвинительного приговора мировой судья признал Я. и К. виновными лишь в части порчи постамента «Колокол», исключив из обвинения факт повреждения ими 19 скамеек.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что представленных доказательств недостаточно для признания Я. и К. виновными в совершении преступления. В вину Я. и К. вменено повреждение скамеек и постамента, совершенное 08.05.2015 около 4 часов 30 минут. Вместе с тем в материалах дела доказательства, подтверждающие нахождение подсудимых в сквере в указанное время, отсутствуют. Из видеозаписи с камеры наружного видеонаблюдения, приобщенной к материалам дела защитником, в сквер Я. и К. вошли в 5 часов 31 минуту. Свидетель И. также видел подростков в сквере в это же время.

Доводы Я. и К. о том, что сиденья скамеек в сквере отрывали, не ломая их, так как они не были закреплены, и постамент не повреждали, не опровергнуты. Очевидцы преступления не установлены, а представленные обвинением свидетели не видели лиц подростков, либо участвовали только в просмотре видеозаписи с камеры наблюдения, установленной на здании средней школы.

Вместе с тем показания этих свидетелей о том, что на видеозаписи с камеры видеонаблюдения были видны постамент и противоправные действия подростков, по одежде похожих на подсудимых, опровергнуты судом апелляционной инстанции при проведении следственного эксперимента.

Суд с выездом в среднюю школу просмотрел указанную видеозапись и убедился, что постамент и лица находящихся в сквере людей на ней просматриваются. Сама видеозапись не изымалась и к материалам дела не приобщалась.

Причиной постановления оправдательного приговора послужила неполнота дознания, которую в судебном заседании восполнить не представилось возможным.

При постановлении апелляционного приговора судом допущено нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в неправильном применении оснований оправдания, которое на законность оправдания не повлияло.

Уголовно-судебный отдел

прокуратуры ХМАО-Югры

Возврат к списку