Печать

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ
ВО ВТОРОЙ ИНСТАНЦИИ (других регионов)

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва удовлетворены доводы апелляционного представления государственного обвинителя на приговор Сут-Хольского районного суда Республики Тыва от 11.10.2016 в отношении Х., осужденной по п. «з» ч.2 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года с ограничением свободы на срок 1 год.

Х. признана виновной в том, что 2 января 2016 года около 16 часов 15 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения, на почве личных неприязненных отношений к сожителю Э., возникших из-за того, что последний разбил окно в зимнее время, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, схватила пустую бутылку из-под водки, применяя ее в качестве оружия, умышленно нанесла ею три удара в голову Э., причинив последнему телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы, которая повлекла тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Приговор постановлен судом в особом порядке при согласии Х. с предъявленным обвинением.

В апелляционном представлении государственный обвинитель просил приговор изменить ввиду неправильного применения уголовного закона, усилить назначенное наказание в виде лишения свободы с реальным отбыванием в колонии общего режима. В обоснование указал, что судом при вынесении приговора не принято во внимание, что осужденная совершила преступление, направленное против жизни и здоровья человека, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы до десяти лет, отнесенное уголовным законом к категории тяжких преступлений, в результате которого потерпевшему причинен невосполнимый вред здоровью. Применяя нормы ст. 73 УК РФ и устанавливая лишь обязанность периодически отмечаться в специализированном органе, не менять постоянного места жительства, при условии законопослушного поведения в период испытательного срока, суд фактически освободил от наказания лицо, осужденное за совершение тяжкого преступления, что не соответствует целям и задачам наказания. При этом судом не учтено, что осужденная отрицательно характеризуется по месту жительства. В этой связи счел назначенное наказание чрезмерно мягким.

Из материалов дела и протокола судебного заседания видно, что требования, предусмотренные ст.ст. 314-316 УПК РФ, о порядке проведения судебного заседания и постановления приговора соблюдены, правовые последствия рассмотрения дела, предусмотренные ст. 317 УПК РФ, осужденной разъяснены.

Суд первой инстанции, правильно признав, что обвинение, с которым согласилась Х., обосновано, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, постановил обвинительный приговор.

Ее действия правильно квалифицированы судом первой инстанции по п. «з» ч.2 ст .111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Вместе с тем приговор нельзя признать справедливым.

В соответствии с ч.2 ст.389.18 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Как предусмотрено ч. 3 ст. 60 УК РФ, суд при назначении наказания обязан учесть характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в т.ч. обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденной и на условия жизни ее семьи.

По смыслу ст. 73 УК РФ суд может признать назначенное наказание условным только в случае, если придет к выводу о возможности исправления виновного без реального отбывания наказания.

При этом суд должен учесть не только личность виновного и смягчающие обстоятельства, но и все обстоятельства дела.

Принимая решение о применении к Х. условного наказания, суд первой инстанции сослался на ее личность, наличие совокупности смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, степень участия потерпевшего и осужденной, полагая ее исправление возможно без реальной изоляции от общества.

Между тем, как правильно указано в апелляционном представлении, судом первой инстанции при назначении наказания осужденной Х. недостаточна учтена степень общественной опасности совершенного ею тяжкого преступления против личности, а также отрицательные характеристики по месту жительства, согласно которым она характеризуется с отрицательной стороны, привлекалась к административной ответственности, доставлялась в дежурную часть полиции, данным обстоятельствам не дана надлежащая оценка, что ставит под сомнение выводы суда об исправлении осужденной без реальной изоляции от общества.

При таких обстоятельствах применение судом при назначении наказания положений ст. 73 УК РФ, по мнению судебной коллегии, признано несправедливым, несоразмерным содеянному и не отвечающим целям и задачам, которые определены уголовным законом.

В связи с чем приговор изменен, исключено применение ст. 73 УК РФ, назначенное судом первой инстанции наказание в виде 2 лет лишения свободы Х. постановлено отбывать реально в исправительной колонии общего режима.

Кроме того, исключено дополнительное наказание в виде ограничения свободы, поскольку оно не мотивировано в приговоре.


(Апелляционное определение Верховного Суда Республики Тыва от 02.12.2016 по делу № 22-1573/2016)

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
В АПЕЛЛЯЦИОННОМ ПОРЯДКЕ СУДОМ ОКРУГА

Нарушения уголовно-процессуального закона повлекли отмену приговоров и направление уголовных дел на новое рассмотрение

Приговором Нижневартовского городского суда К. и Т. осуждены по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы.

Суд округа, проверяя законность и обоснованность приговора, пришел к выводу о нарушении судом первой инстанции прав подсудимой К.

В соответствии с ч. 3 ст. 258 УПК РФ удаление подсудимого из зала судебного заседания является крайней мерой воздействия, поскольку она связана с ограничением его прав. Удаление подсудимого из зала судебного заседания допускается по мотивированному постановлению судьи, в случае, если будет установлено, что он систематически и последовательно нарушает регламент судебного заседания с целью срыва или затягивания судебного заседания.

Вместе с тем из протокола судебного заседания следует, что суд, не установив указанных условий, удалил подсудимую К. из зала судебного заседания фактически за то, что она с места выразила свое отношение к принятому решению об отказе ей в объявлении перерыва в связи с ухудшением состояния ее здоровья.

Суд апелляционной инстанции посчитал, что обстоятельства, в связи с которыми К. делались замечания, а также ее поведение в судебном заседании нельзя признать грубым нарушением порядка, поскольку они не сводились к срыву судебного заседания и не преследовали цель опорочить представленные доказательства. После удаления подсудимой из зала судебного заседания было исследовано 13 томов уголовного дела. В дальнейшем дело рассматривалось с участием К.

Учитывая конституционное положение о недопустимости заочного разбирательства уголовного дела, а также особое значение участия подсудимого в судебном разбирательстве как одной из гарантий его права на защиту, удаление подсудимого из зала судебного заседания следует признать исключительной мерой, которая может быть применена только тогда, когда предупреждения председательствующего оказались безрезультативными и дальнейшее присутствие подсудимого создает препятствие продолжению разбирательства дела.

Принимая решение об удалении К. из зала судебного заседания суд должен был указать достаточные аргументы в обоснование своего вывода, чего сделано не было.

Данное обстоятельство послужило основанием для отмены приговора.

Приговором Кондинского районного суда П. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы.

Из материалов уголовного дела следует, что судьей, рассмотревшим уголовное дело в отношении П., ранее вынесено решение по исковому заявлению потерпевшей о взыскании материального и морального вреда, где указано, что смерть О. наступила в результате преступления, совершенного в отношении него П. То есть судьей до вынесения приговора по уголовному делу в ходе производства по гражданскому делу сделаны выводы о виновности П. в смерти О., что могло повлиять на объективность и беспристрастность рассмотрения уголовного дела и вынесения обвинительного приговора.

На основании ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу в случаях, если имеются иные обстоятельства, дающие основания полагать, что он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела.

С учетом изложенных нарушений приговор признан незаконным и отменен.

Действия осужденной переквалифицированы на менее тяжкий состав преступления

Приговором Няганского городского суда Т. осуждена по ч. 1 ст. 111 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы.

Т. признана виновной в том, что в ходе конфликта с К. схватила ее рукой за волосы и толкнула на пол, отчего потерпевшая упала и получила от удара с поверхностью пола закрытый перелом бугорка левой плечевой кости, повлекший тяжкий вред здоровью.

Согласно выводам суда телесное повреждение возникло у К. непосредственно от действий Т., выразившихся в захвате волос на голове потерпевшей и ее толчку на пол.

Между тем, согласно материалам уголовного дела, на голове потерпевшей телесных повреждений, повлекших тяжкий вред ее здоровью, не обнаружено. Выводы, изложенные в судебно-медицинской экспертизе, не отрицают возможность причинения такого вреда здоровью потерпевшей в результате падения.

Таким образом, исходя из установленных фактических обстоятельств, телесное повреждение, повлекшее тяжкий вред здоровью К., возникло у нее не от удара Т., а от падения на пол.

Изложенное свидетельствует о том, что в действиях Т. отсутствовал прямой или косвенный умысел на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Учитывая данные факты, судебная коллегия по уголовным делам обоснованно переквалифицировала действия осужденной на ч. 1 ст. 118 УК РФ, по которой назначила наказание в виде штрафа.

Несоблюдение уголовного закона при квалификации действий подсудимой послужило основанием для изменения приговора

Приговором Нижневартовского городского суда С. осуждена по ч. 1 ст. 228, ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 228, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы.

Судом апелляционной инстанции приговор изменен, действия С. переквалифицированы с п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ по следующим основаниям.

С. признана виновной по данному эпизоду в том, что с целью незаконного сбыта приобрела наркотические средства массой не менее 17, 603 гр., часть из которых сбыла П. В этот же день в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение» у П. наркотик был изъят сотрудниками полиции. Оставшуюся часть наркотического средства, массой не менее 12, 472 гр., С. хранила в квартире с целью дальнейшего сбыта. В результате проведенного по месту жительства С. обыска данный наркотик был изъят.

В соответствии с п.13.2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 №14 (в ред. от 30.06.2015) «О судебной практике по делам, связанных с наркотическими средствами…», если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств незаконно их приобретает и (или) хранит, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по независящим от него обстоятельствам не передает указанные средства приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт этих средств.

В ходе судебного заседания установлено, что С. незаконно приобрела для последующего сбыта наркотические средства, часть которых в этот же день сбыла П., а оставшуюся часть наркотиков хранила по месту своего жительства для последующего сбыта, однако довести свой преступный умысел до конца не смогла по независящим от нее обстоятельствам, так как наркотики были изъяты.

Учитывая, что С. совершила действия, направленные на последующую реализацию всей массы указанных наркотиков и составляющие часть объективной стороны сбыта, но по независящим обстоятельствам не передала все наркотические средства приобретателю, ее действия верно квалифицированы апелляционной инстанцией по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный в крупном размере.

ПЕРЕСМОТР СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
В КАССАЦИОННОМ ПОРЯДКЕ

Судебные решения отменены ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона

Приговором мирового судьи судебного участка № 3 Советского судебного района К. осужден по ст. 322.3 УК РФ к штрафу в размере 100 000 руб., от исполнения которого освобожден на основании п.п. 9, 12 постановления Государственной Думы РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой отечественной войне 1941-1945 годов» от 24.04.2015. В апелляционной инстанции судебное решение оставлено без изменения.

К. осуществил фиктивную постановку на учет трех граждан Республики Узбекистан путем внесения в бланки «Уведомлений о прибытии иностранного гражданина или лица без гражданства в место пребывания» заведомо ложных сведений о пребывании указанных граждан в жилом помещении.

Согласно ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В нарушение указанных требований закона мировой судья в приговоре не привел описание преступного деяния, признанного доказанным, а указал лишь на то, в чем обвиняется К. Суд апелляционной инстанции данное нарушение не устранил.

Поскольку установление фактических обстоятельств дела не входит в компетенцию суда кассационной инстанции, приговор и апелляционное постановление отменены, материалы уголовного дела направлены на новое судебное разбирательство мировому судье.

Приговор отменен в связи с несоблюдением процедуры принятия судебного решения в особом порядке

Нижневартовским городским судом П. осуждена за два преступления, предусмотренных п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч.1 ст. 30, п. «г» ч.4 ст.228.1, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч.4 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Апелляционным определением приговор оставлен без изменения.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве.

Государственное обвинение поддержано прокуратурой Нижневартовского района.

В соответствии с ч. 3.1 ст. 317.7 УПК РФ (в редакции Федерального закона от 03.07.2016 № 322-ФЗ, введенной в действие с 15.07.2016), судья опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, согласен ли он с обвинением, и предлагает подсудимому дать показания по существу предъявленного обвинения, после чего участвующие в рассмотрении дела защитник и государственный обвинитель вправе задать подсудимому вопросы. Подсудимый также сообщает суду, какое содействие следствию им оказано и в чем именно оно выразилось, и отвечает на вопросы участников судебного заседания.

Также в судебном заседании должны быть непосредственно исследованы обстоятельства, указанные в п.п. 1-5 ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ.

Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания от 21.07.2016, порядок проведения судебного разбирательства судом не соблюден.

Уголовное дело рассмотрено без учета особенностей вынесения судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Подсудимой П. судом не предложено дать показания по существу предъявленного обвинения, пояснить в судебном заседании обстоятельства оказания содействия следствию, ответить на вопросы участников процесса. Более того, судом не исследованы документы, подтверждающие оказание П. содействия следствию по установлению соучастников преступления.

Нарушение процедуры рассмотрения уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства препятствовало принятию законного и обоснованного судебного решения. Допущенные нарушения повлекли отмену состоявшихся судебных решений с направлением материалов уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Приговор изменен в связи с тем, что уголовно-процессуальный закон не предусматривает возможности применения полиграфа в уголовном процессе

Октябрьским районным судом К. осужден по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к условному лишению свободы. Определением судебной коллегии приговор оставлен без изменения.

В приговоре суд в качестве доказательств виновности К. в совершении инкриминируемого ему деяния сослался, в том числе на заключения специалиста М., проводившего психофизиологические исследования с использованием полиграфа в отношении потерпевшего Ч. и свидетеля Х., признал результаты этих исследований допустимыми доказательствами.

Между тем судом первой инстанции не было учтено, что УПК РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе.

Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, одним из способов проверки следственных версий и, такое заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст. 74 УПК РФ.

Данные использования полиграфа при проверке достоверности показаний потерпевшего и свидетелей не являются доказательствами. Потерпевший Ч., а также свидетель Х. были непосредственно допрошены в судебном заседании, и оценка их показаний относится к компетенции суда первой инстанции, а не эксперта.

В связи с чем заключения специалиста по результатам психофизиологического исследования в отношении потерпевшего Ч. и свидетеля Х. признаны кассационной инстанцией недопустимыми доказательствами и исключены из приговора.

Вместе с тем исключение этих доказательств на законность осуждения К. не повлияло, поэтому приговор в остальной части оставлен без изменения.

Приговор изменен в связи с необоснованным дроблением эпизодов преступных действий

Приговором Нефтеюганского районного суда С. осужден за два преступления, предусмотренных п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, к 6 годам лишения свободы со штрафом 50 000 руб. за каждое, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ – к 4 годам лишения свободы, ч. 1 ст. 228 УК РФ – к 6 месяцам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – к 7 годам лишения свободы со штрафом 70 000 руб. с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

В апелляционном порядке приговор не обжалован.

С. признан виновным в совершении ряда преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в том числе в двух незаконных сбытах наркотиков Ш. в значительном размере.

Судом установлено, что С. изготовил наркотическое средство для сбыта, часть которого дважды сбыл Ш. в июле 2015. Данные действия ошибочно квалифицированы двумя самостоятельными преступлениями, поскольку умысел С. был направлен на сбыт всей массы наркотиков, которые он реализовал Ш. в несколько приемов, что свидетельствует о совершении им единого продолжаемого преступления, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ.

При таких обстоятельствах кассационной инстанцией действия С. по указанным эпизодам переквалифицированы на одно преступление, наказание снижено.

Приговор изменен в связи с нарушением правил назначения наказания за неоконченное преступление

Приговором Сургутского городского суда К. осужден по ч.1 ст.30, ч. 5 ст.228.1 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В апелляционном порядке приговор оставлен без изменения.

К. признан виновным в приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.

При назначении К. наказания судом в качестве смягчающего обстоятельства признано раскаяние в содеянном. Отягчающих обстоятельств не установлено.

В соответствии с ч. 2 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

К. осужден за преступление, предусмотренное ч. 5 ст. 2281. УК РФ, санкция которой предусматривает наказание до 20 лет лишения свободы.

С учетом положений ч. 2 ст. 66 УК РФ максимальный срок наказания в виде лишения свободы за совершение данного преступления не может превышать 10 лет лишения свободы.

Вместе с тем у К. признано наличие смягчающего обстоятельства – раскаяние в содеянном, которое фактически судом первой инстанции не учтено, так как осужденному назначен максимальный срок за приготовление к преступлению.

В связи с этим размер наказания К. снижен до 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

Несовершеннолетнему не может быть назначено дополнительное наказание в виде ограничения свободы

Приговором Югорского районного суда Е. осужден по п. «б» ч. 4 ст. 131, п. «б» ч. 4 ст. 132, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 7 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в воспитательной колонии. В апелляционном порядке приговор оставлен без изменения.

Как усматривается из приговора, Е. совершил указанные преступления в несовершеннолетнем возрасте, ему судом назначено наказание в виде лишения свободы с ограничением свободы сроком на 2 года (по совокупности преступлений).

Вместе с тем, принимая решение о назначении осужденному несовершеннолетнему дополнительного наказания в виде ограничения свободы, суд не учел во внимание положения ч. 5 ст. 88 УК РФ, в соответствии с которыми ограничение свободы назначается несовершеннолетним осужденным только в качестве основного наказания.

По смыслу закона при назначении наказания лицу, совершившему преступления в несовершеннолетнем возрасте, суду следовало руководствоваться не только санкцией соответствующей статьи Особенной части УК РФ и нормами об отдельных видах наказаний, но и требованиями гл. 14 УК РФ, предусматривающей особенности назначения наказания несовершеннолетним, которые подлежат применению в том случае, если они противоречат нормам гл. 9 УК РФ, предусматривающим общие правила назначения наказания.

Несмотря на то, что ст. 53 УК РФ не предусматривает особенности применения наказания в виде ограничения свободы в отношении лиц, которым ко времени совершения преступления не исполнилось 18 лет, однако в ст. 88 УК РФ о видах наказаний, назначаемых несовершеннолетним, указано, что ограничение свободы назначается несовершеннолетним осужденным в качестве основного наказания на срок от 2 месяцев до 2 лет. Иных случаев назначения наказания несовершеннолетним лицам в виде ограничения свободы УК РФ не предусмотрено.

Данное нарушение закона является существенным и повлекло исключение из приговора назначение Е. дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Отягчающее обстоятельство исключено из приговора, поскольку надлежащим образом судом не мотивировано

Ханты-Мансийским районным судом К. осуждена по п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. В апелляционном порядке судебное решение не обжаловалось.

Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства в связи с согласием обвиняемой с предъявленным обвинением.

Согласно требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ при назначении наказания суд должен учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В соответствии с ч. 1.1 ст. 63 УК РФ судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

При назначении К. наказания суд признал в качестве смягчающих обстоятельств явку с повинной, раскаяние, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, отягчающими обстоятельствами – наличие в действиях рецидива и совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя.

При этом в описательно-мотивировочной части приговора не приведено убедительных мотивов, по которым суд пришел к выводу о признании отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Суд не принял во внимание обстоятельства преступления, не мотивировал влияние состояния опьянения на поведение К. при совершении преступления.

Указанное нарушение закона является существенным, повлиявшим на исход дела. Поэтому данное отягчающее обстоятельство из приговора исключено, а назначенное наказание снижено.

Приговор изменен ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении наказания по совокупности преступлений

Нижневартовским городским судом В. и К. осуждены по ч.3 ст. 30, п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1, ч. 3 ст. 69 УК РФ к лишению свободы. В апелляционной инстанции приговор изменен, наказание снижено.

В. и К. осуждены за покушение и приготовление к особо тяжким преступлениям.

При этом наказание по совокупности преступлений судом назначено по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, предусматривающей назначение окончательного наказания путем частичного или полного сложения при совершении преступлений, каждое из которых является тяжким или особо тяжким.

Вместе с тем в соответствии с ч.2 ст.69 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 07.12.2011 № 420-ФЗ), если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний.

В силу указанных требований закона суду следовало применить положения ч. 2 вместо ч. 3 ст. 69 УК РФ.

В связи с чем наказание осужденным назначено на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, снижено.

По аналогичным основаниям изменен приговор Радужнинского городского суда в отношении Г. и Х., осужденных по ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «б» ч. 3 ст. 228.1, ч. 1 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, которым наказание снижено с учетом применения правил ч. 2 ст. 69 УК РФ при назначении окончательного наказания.

Неправильное применение положений ч. 3 ст. 69 УК РФ явилось причиной изменения приговора

Нижневартовским городским судом Ф. осужден по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ – к 1 году лишения свободы, ч. 1 ст. 119 УК РФ – к 1 году лишения свободы, п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ – к 7 годам лишения свободы, п. «б» ч. 2 ст. 132 УК РФ – к 7 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ – к 16 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Апелляционной инстанцией приговор оставлен без изменения.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание в виде лишения свободы, назначенное по совокупности тяжких или особо тяжких преступлений путем частичного или полного сложения наказаний, не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Данные требования закона при назначении Ф. наказания нарушены.

Ф. осужден, в том числе за три тяжких преступления, предусмотренных ч. 2 ст. 161, ч. 2 ст. 131, ч. 2 ст. 132 УК РФ, санкции которых предусматривают максимальный срок наказания в виде 7 лет лишения свободы за грабеж и 10 лет за изнасилование и иные действия сексуального характера.

Таким образом, окончательное наказание, назначенное Ф. по совокупности всех преступлений, за которые он осужден, в соответствии с правилами ч. 3 ст. 69 УК РФ при частичном сложении назначенных наказаний не могло превышать 15 лет лишения свободы, тогда как ему судом определено 16 лет.

В связи с этим приговор изменен, наказание Ф., назначенное по ч. 3 ст. 69 УК РФ, снижено до 14 лет лишения свободы.

Немотивированное взыскание процессуальных издержек послужило причиной изменения приговора

Советским районным судом Г. осужден по п. «б» ч. 4 ст. 131, п. «б» ч. 4 ст. 132, ч. 3 ст. 69 УК РФ к 17 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 4 месяца с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Он же оправдан по одному эпизоду преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ. Удовлетворен гражданский иск прокурора, в пользу потерпевшей с Г. взыскана компенсация морального вреда в сумме 500 000 руб. Также взысканы в доход МО Советский район госпошлина в сумме 300 руб. и в доход государства процессуальные издержки в размере 38 340 руб.

Апелляционным постановлением судебное решение оставлено без изменения.

При вынесении приговора суд на основании ст. 309 УПК РФ принял решение по предъявленному прокурором гражданскому иску, частично его удовлетворив, взыскал с осужденного также государственную пошлину в размере 300 руб. в доход МО Советский район.

Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 44 УПК РФ при предъявлении гражданского иска по уголовному делу гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины. Не относится в силу положений ч. 2 ст. 131 УПК РФ государственная пошлина и к процессуальным издержкам, которые могут быть взысканы с осужденного. Не предусматривает взыскание государственной пошлины с обвиняемых (в том числе подсудимых, осужденных) при расследовании и рассмотрении в судах уголовных дел и действующее законодательство о налогах и сборах.

Таким образом, взыскание с осужденного Г. государственной пошлины при рассмотрении гражданского иска в рамках уголовного дела признано незаконным и исключено из приговора.

Кроме того, суд не мотивированно взыскал с Г. в доход государства процессуальные издержки за участие защитника на предварительном следствии, что кассационной инстанции исключено из приговора по следующим основаниям.

Вопрос о взыскании указанных процессуальных издержек с осужденного и их размер согласно материалам уголовного дела в судебном заседании не обсуждался, и осужденному не была предоставлена возможность довести до сведения суда свою позицию относительно суммы взыскиваемых издержек и своего имущественного положения. Судом также не было учтено, что Г. оправдан по одному из преступлений. Между тем, исходя из смысла ст. 132 УПК РФ, при оправдании подсудимого по одной из статей предъявленного обвинения либо исключении одного или нескольких эпизодов процессуальные издержки, связанные с этим обвинением или эпизодами, принимаются на счет государства.

Нарушение права на защиту повлекло отмену судебного решения на новое апелляционное рассмотрение

Няганским городским судом удовлетворено представление начальника филиала по г. Нягани ФКУ УИИ УФСИН России по ХМАО-Югре об отмене И., осужденной за восемь преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ, к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года, условного осуждения и направлении ее для отбывания назначенного наказания в колонию общего режима. Объявлен ее розыск, срок отбытия наказания постановлено исчислять с момента ее задержания.

Апелляционным инстанцией постановление оставлено без изменения.

В силу п. 16 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй, кассационной и надзорной инстанций.

В соответствии со ст. 389.12 УПК РФ в судебном заседании апелляционной инстанции обязательно участие осужденного, если данное лицо ходатайствует о своем участии в судебном заседании. Осужденному, содержащемуся под стражей и заявившему о своем желании присутствовать при рассмотрении жалобы, по решению суда обеспечивается право участвовать в судебном заседании непосредственно либо путем использования систем видеоконференц-связи.

В соответствии с ч.3 ст.389.6 УПК РФ, если осужденный заявляет ходатайство об участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, об этом указывается в его жалобе. На основании ч. 4 ст. 389.8 УПК РФ дополнительная апелляционная жалоба подлежит рассмотрению, если она поступила в суд апелляционной инстанции не позднее, чем за 5 суток.

Указанные требования закона судом апелляционной инстанции не соблюдены.

Как следует из материалов И., задержанная и содержащаяся под стражей, получившая постановление суда об отмене условного осуждения, подала на него апелляционную жалобу, а затем дополнительную апелляционную жалобу, в которой просила рассмотреть апелляционную жалобу с ее участием путем использования систем видеоконференц-связи.

Однако материал об отмене условного осуждения в отношении И. рассмотрен апелляционной инстанцией в отсутствие осужденной, несмотря на то, что суд располагал ее дополнительной апелляционной жалобой, в которой она ходатайствовала о своем участии, и данная жалоба была подана ею не позднее, чем за 5 суток до даты судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции.

Таким образом, суд апелляционной инстанции в нарушение требований ч. 1 ст. 389.12 УПК РФ лишил И. возможности непосредственного участия в судебном разбирательстве и доведения до сведения суда своей позиции по рассматриваемому делу.

При таких обстоятельствах в кассационном порядке признано нарушение права осужденной И. на защиту судом апелляционной инстанции, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и повлекло отмену апелляционного постановления.

ПРАКТИКА ВЫНЕСЕНИЯ РЕАБИЛИТИРУЮЩИХ РЕШЕНИЙ

Приговором Урайского городского суда К. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.201 УК РФ.

Органом следствия К. обвинялся в том, что, являясь директором коммерческой организации, зная об отсутствии экономической целесообразности привлечения другой фирмы к выполнению работ по текущему ремонту подъемных агрегатов, которые уже фактически были выполнены своими силами, зная о необходимости минимизации затрат, необходимой для увеличения прибыли возглавляемого им общества, действуя в нарушение устава, в целях извлечения выгод и преимуществ для себя и другой организации умышленно заключил с ней заведомо нецелесообразную сделку, в результате которой причинил существенный вред в размере свыше 5 млн. руб. К. действовал из чувства благодарности к сотрудникам второй организации, поскольку до подписания договора безвозмездно получил от них снегоход, а после подписания актов приемки-передачи – снегоболотоход.

Оправдывая К., суд указал, что существенность причиненного его организации вреда, не нашла своего подтверждения. Согласно заключенному договору вторая организация взяла на себя обязанность по ремонту 11 подъемных агрегатов за 16 874 000 руб. В связи с длительным процессом согласования и подписания указанного договора сотрудниками фирмы К. было отремонтировано 4 агрегата, однако эти работы были оплачены второй организации, которая фактически выполняла другие работы.

Разница между оплаченной суммой и суммой за фактически выполненный объем работ составила 5 150 487 руб., которые были возвращены организации К.

Также не доказан факт безвозмездного получения К. снегохода и снегоболотохода, поскольку из показаний обвиняемого и свидетелей по делу следует, что К. приобрел указанную технику в рассрочку и в последующем за нее рассчитался.


Уголовно-судебный отдел
прокуратуры ХМАО-Югры

Возврат к списку